Александр Рогов. Мода - составная часть успеха

В первые дни июля во Владивостоке и Хабаровске состоятся мастер-классы Александра Рогова, на которых стилист расскажет все о трендах 2016 года и вместе с поклонниками заглянет в модное будущее. Вы готовы к переменам – в гардеробе и себе?

Недавно вам исполнилось тридцать пять, и вы написали в своем инстаграм: «Я самый счастливый человек!» Вы действительно чувствуете себя счастливым?
Да! Я себя чувствую счастливым с того момента, как переехал в Москву. Всегда знал, что буду здесь жить, - это был вопрос времени. Несмотря на то, что вначале было сложно, что нужно было проходить через каверзные испытания, которые Москва организовывает, все равно я чувствовал себя самым счастливым, ведь попал туда, где хотел находиться, где чувствовал энергетику, где мне хорошо. Я еще никого не знал, но ощущал, что здесь живут мои единомышленники. Сейчас мы сидим в баре, который находится на улице Тверской. Мне когда-то казалось, что Тверская - эпицентр моды. Давным-давно я шел по ней в дождь, мне было плохо, грустно. И я мечтал, что когда-нибудь буду в Москве знать каждого из тех, кого бы хотел знать, и смогу зайти к кому-то в гости или, может быть, открыть дверь в какой-то бар и, не смотря на цены в меню, заказать то, что хочу. А сейчас это случилось. Я сижу на Тверской, у меня берут интервью, я знаю практически каждый уголок на этой улице, знаю всех людей, у которых здесь шоурумы, дизайнеров, магазины, кафе… Жизнь реально перевернулась. К чему я все это говорю: нужно верить в себя, в свои силы, двигаться вперед - и все получится! Испытания нам в жизни даются, чтобы мы стали сильнее, чтобы все трудности вырастили в нас то, к чему мы в итоге хотим прийти.

Вы точно умеете мечтать!
Да!

А отчаиваться умеете?
Никогда не задумывался над тем, через что я прохожу, как над чем-то суперсерьезным. Переезд в Москву, например, не был таким, что я в слезах собрал свои вещи, последние копеечки, и поехал в столицу. Все было легко, и даже воровство еды в магазине - тоже: спустились вниз, стырили сосиски и сыр. Сейчас понимаю, как это было серьезно и сложно. А тогда мне все казалось каким-то невероятным развлечением, частью моей жизни, естеством - по-другому быть не может, и все.

И когда вы обманули продюсера, сказав, что умеете монтировать, это тоже это казалось чем-то несерьезным?
Я столько раз в жизни обманывал! Авантюры на то и авантюры, что человек должен легко в них входить, быстро из них выпутываться и получать из любого жизненного урока выгоду, опыт.

Период авантюр закончился?
Ну, скорее, да. Я чувствую большую ответственность.

Знакомилась с вашей биографией - это потрясающая история. Можно писать книги о том, как достигать своих целей.
Может быть, когда-нибудь это и случится.

Вы не думали, что можете вести мастер-классы не по стайлингу, а на своем примере мотивировать молодых людей к позитивным переменам в судьбе, рассказывать им, что нет ничего невозможного, если имеешь смелость мечтать и сильное желание добиваться своих целей?
С каждым мастер-классом я совершенствуюсь. Это новый опыт, люди, аудитория, масштаб. Я много использую каких-то мотивирующих моментов про отношение и любовь к себе, рассказываю о том, как себя нужно позиционировать, как себя правильно вести, о чем нужно думать, а о чем - не думать, о комплексах, о всевозможных нюансах... Но я бы, наверное, не хотел уходить от моды, бросать все, что мне принесло успех в жизни. Мне нравится, что меня ассоциируют, прежде всего, именно с модой и стайлингом, со съемками, с работой стилиста, а потом уже воспринимают ведущим модного шоу, дизайнером одежды, творческим персонажем. Тем более, мода - действительно составная часть успеха. Даже не совсем мода, а именно персональный стиль: одежда, как вы выглядите, свежие ли у вас волосы, хороший ли макияж...

Вы как-то сказали, что уходить надо на пике популярности…
Да, у меня есть такое правило. Я считаю, что все проекты должны заканчиваться если не на самом пике популярности, то чуть-чуть после. Все должно быть актуальным, интересным, свежим!

Пока то, что я делаю, мне приносит удовольствие. Как только перестану перед сценой волноваться, закончу это. Как только пойму, что наш проект на СТС «Успеть за 24 часа» себя изжил, оттуда уйду. С легкостью уступлю какому-то новому специалисту свое место. Но пока я себя чувствую хорошо, понимаю, что есть еще что сказать, что еще не все сделано. Уходить рано...

Толстокожесть, которую нужно приобрести в мире шоу-бизнеса, нарастает постепенно?
Как бы я сейчас ни бравировал, что уже ни на что внимания не обращаю, не оброс я ничем. Меня также могут задеть неприятные, глупые комментарии в моем инстаграм. Я чужое мнение не спрашиваю. Когда оно мне понадобится, напишу об этом пост черным по белому: «Господа, мне нужно ваше мнение. Я оделся как тетка старая?» И с удовольствием послушаю ответы. Но когда я, априори довольный внешностью и стилем, делюсь своей фотографией с другими людьми, то, наверное, стоит подумать, что эта фотография, как минимум, нравится мне и моим друзьям, и я считаю что я там выгляжу неплохо.

Интернет сильно разбаловал людей. Многие почему-то считают, что могут зайти к кому угодно домой, наложить там кучу в коридоре и безнаказанно уйти. Нет, интернет - не помойка для мнений. Интернет и моя, в частности, страничка - это возможность со своими поклонниками поделиться хорошим настроением. А когда говорят: «Что, вы хотите, чтобы вам писали только хорошие комментарии?» Да! Я хочу, чтобы мне писали только хорошие комментарии. Толстокожесть - толстокожестью, но я такой же ранимый, как все. У меня съемки программы, я должен в кадре улыбаться, заходить и говорить, как хочу помочь нашей очередной участнице, а мне, простите, гадости написали. Приходится дежурную улыбку надевать на себя, а на душе-то горько. Да, я ранимый. И я не скрываю этого.

Это очень трогательно. Есть один выпуск, а может и не один…
Где я плакал? Ну, бывает такое! Потому что я, может быть, один из немногих ведущих, которые в кадре реально через себя пропускают то, что делают. Я не говорящая голова. Я тексты произношу в нашей программе два раза. Остальное - живые, честные мои эмоции. Если я не испытаю эмоций по отношению к нашей героине - не важно, сочувствие, сопереживание или может быть отвращение – то ничего не сделаю. И у нас крутые преображения не только потому, что я профессионал, а потому что я реально это проживаю, пропускаю через себя, и по-другому быть не может. Я верю, что телевидение может быть душевным, качественным. Верю, что можно делать продукт, за который не будет стыдно. Мне не стыдно ни за одну нашу программу. Я считаю, что нужно все делать таким образом, чтобы мой коллега, специалист более высокого уровня, чем я, увидев мою программу, сказал: «Рогов-то крутой, он действительно рассказал о том, что сейчас актуально, если мы говорим о моде, он действительно сделал свою работу качественно, еще и сопереживал одновременно.» Поэтому я не обманываю себя, не обманываю своих зрителей, все абсолютно честно, все от сердца. По-другому быть не может.

Как так получается, что девушки во время разговора на диване рассказывают вам такие вещи, которые они, может быть, вообще никому в жизни не говорили?
У нас иногда какое-то единение происходит на этом диване... Редактор потом спрашивает: «Рогов, как ты это делаешь?..» Сам не могу объяснить. В какой-то правильный момент возникает правильный вопрос. У нас в программе есть три переломных момента. Первый - разговор на диване, он жесткий и сложный, потому что это реально первый день съемок, и девушки вообще еще не понимают, что происходит. Второй момент - вечерний диван в гостинице, когда мы уже какое-то время поработали, и я могу позволить себе философствования и анализ происходящего. И третий момент - примерка, как ни странно. Примерка трех новых нарядов, которые они реально не видят до момента съемки. Иногда я в шоке от того, что всего лишь новое платье, туфли и пять добрых слов могут у женщины все поставить на свои места.

Получается, у нас такие несчастные женщины?
Да. У нас в стране вообще очень сложные отношения между мужчинами и женщинами. Вот вы говорите: «Они вам на диване говорят такое, что никогда не говорили», и это правда так, потому что они в жизни ни разу не разговаривали. Ни разу не сели с кем-то, не взялись за руки и не поделились эмоциями! Люди не умеют эмоции свои описывать. Я часто говорю: «Сейчас будет финальное зеркало, ты себя увидишь, пожалуйста, не надо говорить банальных фраз: «Боже, это не я!» Да, это не ты! Другой человек будет там, потому что мы тебя преобразили полноценно. Можешь дать волю эмоциям!» И некоторые говорят: «О, я не могу поверить, это же что-то невероятное!» А некоторые даже сказать ничего не могут.

Поэтому я в нашей программе даю возможность человеку поделиться своими переживаниями. Вылить их на мою голову. Мне очень тяжело, очень сложно, потому что такие разговоры снимаются сразу. Вот у нас есть шесть героинь - я таких разговоров шесть делаю за один день, на меня шесть раз выходит вот поток сознания незнакомого мне человека. Я должен его съесть, проглотить, переварить, а потом еще что-то сказать...

Вы говорите, что стиль - это и то, что человек ест, и то, с кем общается. За годы жизни в Москве ваше окружение сильно поменялось?
Мне очень повезло. Я всегда общался с достойными людьми - классными, творческими, интересными. При этом я довольно закрытый человек. Мне очень хорошо с собой. Могу проводить время в одиночестве. Могу вообще сидеть дома, смотреть телевизор, о чем-то думать. У меня в голове столько всего, что иногда собеседник не нужен. Поэтому мне классно тусоваться с Роговым Александром. Нам очень хорошо вместе.

Значит, вы самодостаточный человек.
Абсолютно. Я могу в полной тишине сидеть и только через пару часов понять, что вообще ничего не происходит - я просто сижу, и у меня столько всего в голове!.. Придумываю какие-то проекты, штуки. Если бы у меня была возможность реализовать все, что хочу... К сожалению, я заложник обстоятельств, проект, который я сейчас веду, поглощает практически все мое время. Поездки и мастер-классы, не буду скрывать, - мой основной источник дохода. Работаем на износ, у меня нет выходных вообще. Мне нравится сейчас, я получаю удовольствие, это большой опыт, но если бы у меня было время сделать все, что я придумал, это был бы просто сумасшедший дом!

А старости не боитесь?
Если бы вы задали мне этот вопрос лет десять назад, я бы сказал – да, боюсь... А сейчас мне кажется, что будет так классно... Возраст - это наше богатство, опыт, эмоции... При этом я понимаю, что в какой-то момент должен буду заняться чем-то другим и, возможно, это другое будет вообще не публичное, не для всех. Может, бизнес, а может быть, я перееду в Ниццу и буду там в старости с собачкой гулять, - не знаю. Я фаталист, правда.

Текст: Виктория Ворожбит

Июнь, 2016