Франсуаза Арди. И звезда с звездою говорит

Франсуаза Арди с полным правом могла бы носить титул «Шарм шестидесятых», а она, кроме «шармерства», до сих пор пишет книги и песни, не выпускает из рук гитару и пытается разглядеть среди звезд знаки и судьбы.

В пространстве, вне времени 

Французы не любят четко структурировать время: прошлое беспрепятственно перетекает в будущее, а настоящее становится «перевалочным пунктом», откуда хорошо и удобно смотреть в любую сторону. Поэтому поэзия и обаяние шестидесятых не потеряли для них очарования, не забыты и тщательно отполированы, как винтажные подсвечники. Мало кого из наших двадцатилетних задевают за живое бардовские песни Окуджавы и Матвеевой, а в Европе в самодельных балладах до сих пор души не чают. И называют шансоном совсем иную, нежели мы, музыку.

Франсуазу Арди с полным правом можно назвать королевой шансона, причем высококачественного, стильного настолько, что многоликие и скоропреходящие моды ему нипочем. Впрочем, самодеятельностью здесь и не пахнет. В свое время юная парижанка два года проучилась в Малой консерватории песенного искусства, не говоря уже о том, что базовое образование получила в Сорбонне. Правда, политологом она так и не стала, зато второе - филологическое использовала по полной: ее тексты безупречны, не испачканы даже каплей вульгарности.

В седовласой красавице сегодня трудно разглядеть нескладную худышку, ребенка войны. В шестидесятые, когда по Франции гулял знобкий ветер перемен, ее голос, ее широко распахнутые глаза знал каждый − от мала до велика. Она стала лицом этого неспокойного многообещающего времени, причем не только для соотечественников, но и для всего мира. Начало головокружительной карьере положил судьбоносный кастинг, о котором она, как водится в счастливых историях, прочитала в газете. Юная исполнительница буквально сразила жюри, и вот уже фирма Vogue подписывает с Франсуазой контракт на запись дебютного сингла, который легко разошелся двухмиллионным тиражом. Это было в 1961-ом, а через два года Арди шагнула, не подвернув каблучка, в «Евровидение» и заняла пятое место. L’amour s’en va…*

Но по-настоящему Франция узнала о своей голосистой птичке в октябре 63-го, дожидаясь у телевизоров результатов президентских выборов. «А мною заполняли перерыв», − могла бы сказать Франсуаза, но «музыкальная пауза» неожиданно затянулась. Как говорится, наутро она проснулась знаменитой.

Патент на прекрасное

Приятно, когда женщина поет самосочиненные баллады, вдвойне приятно, когда она к тому же красива. Существует понятие вневременной красоты, случается, этот дар богов созвучен времени. Так случилось с Франсуазой: рост 179 (а значит, длинные ноги!), огромные глаза, свободолюбивая челка, крупный рот − все совпало, как влитое, с эстетическими требованиями середины ХХ века. Такая девушка с развевающимися волосами, в чем-нибудь сине-белом прекрасно смотрелась бы, к примеру, на борту яхты, ловя жадным ртом упругий ветер. Это было понятно всем, но только знаменитый фотохудожник Жан-Мари Перье вцепился в Франсуазу мертвой хваткой, доказывая, что она должна стать моделью. Интеллигентная мадемуазель сопротивлялась изо всех сих: у выпускницы старейшего университета Европы были свои планы и жизненные ориентиры, но только слепому не было видно, как любит ее объектив. Франсуаза отступила перед очевидностью.

У нее была не только красота, но и, как заметила наблюдательная шведка Камилла Лэкберг, «та особая элегантность, на которую, кажется, у француженок есть патент». Особенно классно и современно смотрелась Арди в мини-юбках и высоких сапогах. Но и запасных вариантов было множество. Пако Рабанн срукотворил для своей любимицы знаменитое платье из золотых пластин, инкрустированных бриллиантами. Правда, и случай был особый − открытие Международной выставки алмазов. А в 1969-ом году он создал одну из главных it-bags в мире, выполненную из металлических «лепестков» (кстати, супермодную в нынешнем сезоне), и чудо-сумочки украсили гардероб Арди и Брижит Бардо. «Асексуальную» одежду от маэстро (он упорно отказывался потакать всем этим женственным изгибам и извивам) с удовольствием носила вместе с Франсуазой бесподобная, придирчивая к мелочам Одри Хепберн.

Очень скоро популярная певица стала лицом не только Paco Rabanne, но и Модных Домов Chanel, Ives Saint Laurent. Ее портреты украшали обложки множества глянцевых журналов. Кстати, Франсуаза всегда была против безоглядной подслащенной ретуши − о фотошопе тогда, понятно, не было и речи. Однажды она призналась журналистам, что очень суеверна и рассказала историю с девушкой с обложки Сильвией Вотран. В свое время художник переусердствовал с ее «лакировкой», и эти же части лица оказались повреждены в результате случившейся автокатастрофы. Так что и сегодня мы видим на фотографиях почти подлинную Арди, а не искаженный до неузнаваемости образ.

 И все-таки она была знаменита, с ней «сверяли жизнь» множество подражательниц. Мог ли кинематограф обойти стороной такую женщину?

В свете софитов

Первое предложение, от которого Арди не смогла отказаться, сделал ей культовый режиссер Роже Вадим. В основу фильма «Замок в Швеции» была положена повесть тезки − Франсуазы Саган. Интрига вилась виноградными лозами вокруг странной семейки, явно заплутавшей во времени. Тема наслоения эпох, как мы уже замечали, любима французами, и Франсуаза не осталась в стороне от этих игр. Роль оказалась удачной. Надо сказать, короткая кинематографическая карьера Арди строилась под влиянием крепких режиссеров, потому и результаты впечатляли.

Еще одним знаковым фильмом стал «Большой приз», прогремевший так внушительно, что даже был куплен для советского проката. История о гонщиках и красивых девушках пришлась как нельзя кстати. Лента получила множество призов, в частности, «Оскар» и «Золотой глобус». А Франсуазе она подарила любовь американцев, ведь создатель «Приза» Джон Франкенхаймер был их соотечественником. Неспокойное море звукозаписывающей индустрии США всколыхнулось и вынесло на берег контракт с Warnes. У Арди к тому времени уже были свои студии звукозаписи: дочь бухгалтера и своей страны, Франсуаза всегда была очень практична, и дела, касающиеся музыки, у нее шли замечательно. Она объездила с гастролями не только Европу и Америку, но и Японию с Африкой, а вот с кино решила порвать − это было «не ее».

Так сошлись звезды

 В 1981-ом году Франсуаза вышла замуж за певца и актера Жака Дютрона. Но ни муж, ни сын Тома не помешали ей остаться самой собой. Она продолжала писать баллады и исполнять их на многих сценах мира.

Возможно, удачное замужество предрекли звезды. Увлечение астрологией родилось не на пустом месте. Ему предшествовало глубокое изучение психологии. Особенности своего характера Франсуаза прокомментировала так: «Я родилась в противостоянии Венеры к Сатурну − отсюда мой мазохизм».

Постепенно Арди приобрела имя в «звездной иерархии». Известный французский астролог Жан-Пьер Николя предложил ей сначала сотрудничество в специализированном журнале, а потом и на радио. В течение восьми лет Франсуаза вела передачи на астрологические темы на радио «Монте-Карло». Она и сегодня не оставила своего увлечения и, может быть, знает вс наперед. Звезды диктуют людям. К примеру, в 1988-ом году она объявила о конце карьеры певицы, но через пять лет записала альбом La Dange, встреченный на ура. Иначе и быть не могло!

А Clair-obscur назвали «Лучшим альбомом-2000». Франсуаза работала над ним вместе с мужем и сыном. Вместе с Жаком они промурлыкали трогательную песню Puicque vous partez en voyage, а Тома с блеском исполнил партию электрогитары. «Семейный подряд» вышел исключительно удачным и был продублирован в последнем по времени альбоме, увидевшем свет год назад.

Успехи привыкли говорить сами за себя: в 2006-м Франсуаза Арди получила в качестве букета признательности и восхищения Большую медаль французского шансона, «санкционированную» Французской Академией. Сейчас многочисленные встречи с интересными людьми, самые яркие моменты собственной жизни эта «знаковая фигура в мире моды и музыки» пытается втиснуть в мемуары.

Со времени самых громких ее побед прошли годы, но и сегодня Франсуаза не перестает петь о любви. А свободное время проводит с книгой: «Люблю перечитывать старое», − замечает она, а думает, как обычно, о новом.

*Это любовь сходит с ума

Текст: Дарина Лунина