Изабелла Блоу. Глянцевая леди-шок

Жить рядом с такими людьми  в одном месте и в одно время, - редкое везение. Ходить по одним улицам, быть с ними знакомыми, бывать на одних мероприятиях, дышать одним воздухом – бесценное удовольствие. Дружить с ними – огромное счастье. Но кто знает, каково это – быть уникальной личностью,  человеком - не таким, как все…

Пристальный, острый, какой-то «птичий» взгляд ее черных глаз завораживает и сейчас, спустя почти четыре года после того, как она сама покинула этот мир… Признанная законодательница  стиля, икона моды,  скандальная британская аристократка, экстравагантная светская львица, смелая первооткрывательница  талантов  и безупречная провокаторша  - все это и многое другое в совокупности звалось Изабеллой Блоу…

Эксцентричка из Старого Света  

… Самостоятельная жизнь  потому, наверное, и называется самостоятельной, что каждый, кто считает, что твердо стоит на ногах, должен доказать это – хотя бы самому себе. Она доказала: после того, как новая жена отца недвусмысленно дала понять, что четырнадцатилетняя падчерица в доме лишняя,  Изабелла покинула отчий кров и пустилась в одиночное плавание.  Впереди ее ждало полное неизвестности, подводных камней и стремительных течений, круговоротов и отмелей море жизни. А позади осталось детство, самые яркие впечатления которого – рассказы о бабушке, леди Вере, путешественнице и фотографе, которая особенно прославилась тем, что как-то отобедала в Папуа - Новой Гвинее жареным мясом и, узнав, что это человечина, попросила добавки; гибель в бассейне младшего брата в то время, когда мать красила губы («Возможно, это как-то связано с моей одержимостью помадой!..» - говорила позже Изабелла) и… примерка перед зеркалом розовой маминой шляпки.

«Она продолжила великую английскую традицию эксцентриков», - сказала о ней в начале 80-х  фэшн-редактор американского Vogue Анна Винтур, у которой Изабелла в качестве ассистента начинала свою «гламурную карьеру». До этого «поворотного в жизни момента» Иззи  торговала печеньем и абрикосовыми кексами, мыла полы – согласитесь, для потомственной аристократки, старшей дочери знаменитой династии Дельвз - Бротон трудно было найти более эксцентричные занятия… Говорят, ее кузен Бротон, зайдя однажды на почту и увидя, как она выжимает половую тряпку, недоуменный спросил, что это она тут делает.  «Уборщицей работаю, а ты что подумал?» ответила Изабелла…

Все дело в шляпке?

Когда ей исполнилось двадцать, Изабелла, бросив Туманный Альбион, уехала в Нью-Йорк – изучать в Колумбийском Университете искусство Древнего Китая. Яркая, экстравагантная, не похожая ни на кого, она легко вошла в круги американской богемы: подружилась с художниками Энди Уорхолом и Жаном Мишелем Баскиа, работала у модельера Ги Лароша, а затем – у Анны Винтур… Спустя пять лет вернулась на родину, стала стилистом редактора отдела моды Tatler Майкла Робертса, а спустя шестнадцать дней после знакомства с Детмаром Блоу вышла за него замуж. По воспоминаниям Изабеллы, «на ней была шляпка со страусиным пером, на нем - розовое пальто деда, который служил послом на Шри-Ланке. Любовь «шляпки и пальто» вспыхнула с первого взгляда…»

Невеста в платье из пурпурного бархата с вышивкой в виде ожерелья и невероятной шляпке, напоминающей больше средневековый шлем, произвела фурор… Головной убор придумал для Изабеллы никому не известный шляпный мастер – студент Королевского колледжа Филипп Трейси. Его необычайный талант покорил миссис Блоу – еще будучи в свадебном путешествии, она пригласила Трейси поселиться у нее дома и… делать шляпки! Она провоцировала молодого дизайнера на разнообразные «шляпные эксперименты», часто повторяя: «Почему ты зашел недостаточно далеко?»

Умопомрачительные  шляпки   Изабеллы в виде лобстера, зубов крокодила, летающих тарелок и - самая любимая! - в виде фазана давно уже стали легендами модного мира…  Для самых смелых творений шляпника у нее было своеобразное определение - «мультиоргазмические», и именно становились ее фаворитами.  «Чем экстравагантнее шляпа,  тем лучше!» - заявляла их страстная обладательница, для которой не существовало других шляп, кроме тех, что создавал для нее Филипп Трейси.  Она посещала его как психотерапевта: «Когда мне плохо, я иду к Филиппу, закрываю лицо, и мне становится просто отлично». И в шутку, и всерьез она утверждала, что «правильно подобранная шляпа может избавить ее обладательницу от необходимости делать пластическую операцию и уж точно способна излечить депрессию!»

Субъективное мнение

Вытянутые волосы («если бы я постоянно не вытягивала их, то выглядела бы так, как будто только что вылезла из стога сена!»), бледная пудра, эффектные накладные ресницы, блеск на веках, яркая матовая помада («ее оттенок в точности повторяет цвет бугинвилей, растущих на вилле Брайана Ферри - самого стильного человека на свете. Стоит нанести ее на губы, и вы мгновенно становитесь воплощением сексуальности!») – Изабелла Блоу и без сумасшедших шляпок притягивала бы к себе все взгляды окружающих… Сама же она, не стесняясь, заявляла в интервью:  «На самом деле я уродина. Конечно, это трудно признавать, да и звучит заявление весьма субъективно… Поэтому скажу, что я скорее необычна!»

И именно в Высокой Моде Изабелла Блоу видела смысл своей жизни: «Кто-то увлекается садоводством, кто-то - кулинарией, а моя страсть - это одежда…»  Она не пропускала ни одного модного показа и сама – постоянно! – шокировала  публику  своими одеяниями. Многие ведущие дизайнеры, среди которых Майкл Корс и Донна Каран, неоднократно  говорили, что поражены неповторимым стилем  Блоу... Сама же она не переставала утверждать, что «облачаться с самого утра в немыслимые наряды ее заставляет жажда… положительных эмоций! Это же так весело!» Экстравагантный редактор модного журнала каждое утро ехала на работу, сидя на втором этаже автобуса – и прохожие могли наблюдать это захватывающее дух шоу, не отдавая себе отчета, что именно благодаря этому событию их дни наполнены радостью…

Изабеллу часто спрашивали, кто является для нее эталоном стиля. Она неизменно называла одно имя – Нейл Гвин, выросшая на улицах Лондона при борделях Вест-энда, торговавшая в детстве рыбой  и сладостями, блиставшая затем на театральных подмостках, ставшая впоследствии любовницей короля Карла Второго, родившая ему двоих детей… Они были похожи: непередаваемым обаянием, искрометным чувством юмора, стилем, который ни скопировать, ни повторить не удавалось никому…  

Свинья, которая находит трюфели

Именно так – грубовато, но истинно! – называла себя сама Изабелла. Ни капли лукавства или позерства не было в этих словах – у экстравагантной аристократки обнаружилось невиданное чутье на талантливых и неординарных людей, которым она становилась и покровительницей, и Музой, а порой – и матерью  почти в буквальном смысле слова – внимания, сил и любви, казалось, хватит на всех…

Следующей после Филиппа Трейси уникальной «находкой»  Изабеллы  стал Александр МакКуин: на премьерном показе работ выпускников колледжа Святого Мартина она отметила его коллекцию и тут же купила ее за пять тысяч фунтов – именно столько оставил ей в том году в наследство отец… Вскоре и про него заговорили: творения МакКуина мгновенно взбудоражили экспертов фэшн-индустрии. Потом были «открытия» модельера Хусейна Чалаяна – «изобретателя» светящихся платьев, топ-моделей Стеллы Теннант, Ирис Палмер, Софи Даль – последнюю Блоу «подобрала» на улице всю в слезах после ссоры с матерью и практически силой привела в модельное агентство… И это далеко не полный список  людей, чья слава яркой звездой засияла на модном    небосклоне  – благодаря Изабелле Блоу…

«Когда открываешь новые таланты, невольно становишься матерью для их обладателей. Но, к сожалению, и материнское молоко может однажды закончиться…» - это слова женщины, испытавшей не только радость новых открытий, но и горечь разочарований…  Неблагодарность – страшная вещь, которая убивает в человеке живое начало. Возможно, именно это и произошло с Изабеллой: поступки других  людей навевали  черные, убивающие ее мысли…

Смерть во имя

Она хотела детей – своих, настоящих. Не получалось. Восемь попыток искусственного оплодотворения не дали результата. «Мы с Детмаром как два экзотических фрукта, которые при скрещивании не дают плодов!» - говорила Изабелла  по этому поводу. И завела себе собаку.   Но даже столь жизнерадостный друг не смог избавить ее от суицидальных мыслей. Она пробовала уйти из жизни три раза. И на 48-ом году ей это удалось: на шумной вечеринке Изабелла заявила друзьям, что уходит – за покупками. И почему-то никого это известие не смутило… Ее нашли через несколько часов, а на следующий день в госпитале она умерла. И кто знает, может, и прав был ее друг Хамиш Боулз: «Думаю, она и там была в платье из серебряной парчи 30-х годов. Пускай даже помятом. То, как ты выглядишь, важнее всего. Даже в такой ситуации…»

Хоронили главную модницу Лондона в Глостерском соборе - там же, где она выходила замуж. Вместо венка гроб украшала одна из ее причудливых шляпок. Писательница и подруга Блоу Плам Сайкс рассказывала: обернувшись, она увидела, что «все вокруг были точь-в-точь как Иззи: на каблуках, с ярко-красной помадой на губах…»   

«Я не буду с вами разговаривать, если на ваших губах нет помады!» - именно так звучало одно из жизнеполагающих правил Изабеллы Блоу. Эта женщина делала мир ярче. И требовала этого от других…