Луиза Казатти. Великая иллюзия

Казалось, настоящего времени для нее не существовало… Но существовала ли она сама, вся словно… чересчур, слишком, излишне? Более полувека прошло с того времени, как Луиза Казатти  покинула этот обычный-обычный мир, но эпитафия, выбитая на могильном камне, по-прежнему звучит эхом - из прошлого в будущее: «Ее разнообразью нет конца… Пред ней бессильны возраст и привычка…»

Произведение искусства

«Я хочу стать живым произведением искусства!» - заявляла Луиза Казатти и… делала все возможное (и гораздо больше – поистине невозможного!) для достижения своей цели. Оправдывала ли эта цель затраченные на нее сумасшедшие средства? Безусловно. Конечно, как почти всегда бывает в таких случаях,  – до поры, до времени, но… разве суть важно?  Легенды, сложенные при  жизни Луизы, пережили свою героиню – призрачный шлейф, сотканный из мыслей, желаний, чувств и – как квинтэссенция внутренней неуспокоенности – поступков окутывает каждого, кто открывает для себя историю этой      удивительной – все другие слова… пусты! - женщины.     

Именитая  итальянская красавица, муза и вдохновительница  многочисленных художников и поэтов, меценатка и покровительница искусств, дерзкая, эпатажная (а для кого-то - и откровенно сумасшедшая) богачка Луиза Казатти была младшей дочерью графа – текстильного магната. Ее детство прошло в Милане.  Мать девочки умерла, когда Луизе исполнилось тринадцать, отец ушел из жизни двумя годами позже. Луиза и ее сестра стали богатейшими наследницами Италии…

Театр одной актрисы

В девятнадцать лет она вышла замуж за Камилло Казати Стампа ди Сончино, маркиза ди Рома, в браке родилась их дочь Кристина.  Но если женщина волею судьбы не создана для брака, все усилия двух сторон бессмысленны… Вскоре отношения между супругами разладились, в 1914-ом году они расстались, а спустя десять лет оформили официальный развод – и, согласно легенде, Луиза Казатти стала первой в мире разведенной католичкой…

…Сполна вкусившей все многочисленные плоды соблазнов, на которые так щедра порой бывает судьба к тем, кто  бесстрашен и не в  меру дерзок. Луиза открыла окружающим смысл фразы «жить в свое удовольствие»: она  коллекционировала эти самые  удовольствия  – так же, как роскошные дворцы  и экзотических животных. Наслаждалась впечатлениями, которые дарили ей разные города и страны: Париж, Лондон, Индия, Капри… Смеялась над безмолвным шоком, который дарила она сама - всем, кто встречался на прогулках этой женщине в шубке на голое тело, с двумя гепардами на поводках с бриллиантовыми ошейниками и в «ожерелье» из живых змей…  «Из одежды на ней были только духи» — эта популярная шутка венецианцев была посвящена именно маркизе Казатти. Она купалась в немыслимом шике, который присутствовал на устраиваемых ею званых балах - пирах - оргиях - вакханалиях, где от души веселились Айседора Дункан, Феликс Юсупов, Сергей Дягилев, Вацлав Нижинский… Жадно впитывала все публичные домыслы, слухи и сплетни о себе, а зачастую сама же возводила их на пьедестал самых странных, потрясающих, чарующих своей неправдоподобностью рассказов – фантазий – легенд, с легкостью становившихся  явью… 

Впрочем, временами и это ей казалось обыденно-скучным… И тогда Луиза Казати выходила в свет… со своей точной копией - восковым манекеном. Она усаживала его рядом с собой за стол и коротала вечер, играя в куклы.

Перфоманс неистовства

«Самая фантастическая женщина начала двадцатого столетия…», «Ярчайшая звезда европейского бомонда первой трети ХХ века…», «Отважная, неистовая и неукротимая…», «Некоронованная царица…», «Сумасбродка, ведьма, медуза Горгона с волосами, пропитанными икрой и шампанским…», «Аллегория тошнотворного величия…» «Богиня, ослепительная Персефона, живая метаморфоза, вечная муза…» «Сверхэкзальтированная особа…» И снова: «Невероятная, просто невероятная…»  

Высокая, почти 180 см ростом, с осиной талией, огромнейшими глазами, обведенными углем,  и огненно-рыжими кудрявыми волосами (подбирая краску для волос, она старалась добиться сходства с оттенком тигриной шкуры), в платье из перьев белой цапли  (медленно кружась, они ниспадали, оставляя маркизу практически голой) и в босоножках с бриллиантовыми каблуками, Луиза Казатти была готова на все, чтобы всегда быть в центре внимания…               

«В течение трех десятилетий ХХ века маркиза Казатти была самой яркой звездой европейского высшего света, - писали о ней много позже Скот Райерссон и Майкл Орландо Яккарино в книге «Неистовая маркиза. Судьба легендарной Луизы Казатти». - Она стала музой итальянских футуристов… Художники писали и лепили ее, поэты воспевали необычную красоту маркизы, кутюрье сражались за право ее обшивать...  Она была законодательницей, она повсюду вдохновляла гениев и развлекала самых пресыщенных аристократов…»

Легенде не изменила

…Маркиза Луиза Казати умерла почти в нищете. Прокутив несметное состояние, распродав все, чем был наполнен ее мир, обремененная долгами (к 1930-му году ее личный долг составлял 25 миллионов долларов), она, спасаясь от кредиторов, переехала в Лондон, к дочери, и долгие годы жила более чем скромно…  Но оставалась верной самой себе, ухитряясь из самого невзрачного  лоскутка ткани соорудить нечто… конгениальное. И прохожие по-прежнему оглядывались вслед высокой худой женщине, столь разительно не похожей  ни на кого в этом мире…

В первый день лета 1957-го года ее не стало: по окончании спиритического сеанса она тихо отошла в мир иной. В ярком леопардовом костюме, с новыми накладными ресницами и чучелом любимого пекинеса в ногах Луиза Казатти была похоронена на Бромптонском кладбище. А ее образ продолжал будоражить  умы и сердца писателей, режиссеров, дизайнеров, вдохновляя их на все новые творческие  шедевры…  «В жизни эта женщина ни разу не изменила легенде», - сказал о ней  писатель Филипп Жюлиан. Не изменяет ей и после смерти...