Мэй Уэст. На грани фола

«Хорошее качество не имеет ничего общего с этим!» - автобиографическая книга Мэй Уэст, выпущенная ею накануне своего 65-летия, вмиг стала бестселлером, который благодарные почитатели ее таланта расхватывали, как горячие пирожки.  Читали взахлеб. Передавали из рук в руки. Обсуждали в кулуарах…   

У вас в стране секса нет?

И не скандальное название было тому виной, а скорее сама скандальная  личность – театральная и киноактриса, чрезвычайно острая, можно даже сказать, невоздержанная на язык женщина (ах, какие шокирующие публику перлы вылетали порой из ее тонко очерченного рта!), любительница яркой жизни, молодых мужских тел и дерзких провокаций… «Милый,  это пистолет у тебя в кармане, или ты просто рад меня видеть?»  -  скабрезные афоризмы она придумывала сама и с невинным видом озвучивала их в театральных постановках и на киносъемках. Партнеры по площадке, съемочная группа и, разумеется, зрители лежали от смеха. И, пожалуй, именно благодаря Мэй  Уэст в Америке появились целые движения по-ханжески трепетных поборников нравственной чистоты. Что, несомненно, шло Мэй на пользу – скандальность всегда была (и остается) прямо пропорциональна славе…

Шанс потерять репутацию

Сколько Мэй себя помнила, она всегда срывала аплодисменты: уже в пять лет  девчушка блистала в любительских показах, а в двенадцать, без сожаления расставшись со школой, профессионально занялась актерской карьерой.  «Ах, водевиль, водевиль…» - разноцветными огнями манил ее театральный Бродвей. Первую главную роль Мэй исполнила в собственноручно написанной  пьесе под недвусмысленным названием «Секс». Билеты, надо отметить, раскупались мгновенно, хотя самая «развратная» сцена этой незамысловатой пьесы на сегодняшний день выглядела бы абсолютно невинно: Мэй Уэст в обтянутом трико под прозрачной туникой садилась на колени своему молодому любовнику. Публика валила валом, но счастье длилось недолго: провокационный спектакль закрыли, а Мэй Уэст, обвиненную в моральной распущенности, приговорили… к десяти дням тюремного заключения. Выпустили ее на два дня раньше  – за хорошее поведение.  Из тюрьмы актриса  вышла знаменитой и… убежденной, что в достижении собственной цели все делает правильно: следующим ее спектаклем стала история   об однополой любви. «Не нужно загонять гомосексуалистов в гетто!» Скандал? Безусловный. Хит? Еще какой! Пьеса была  запрещена на Бродвее и ставилась лишь в Нью-Джерси, что, однако, не помешало этому произведению прославить Мэй Уэст на всю страну… Америку от нее лихорадило – в буквальном смысле! «Я еще девушкой потеряла свою репутацию и сумела этим шансом воспользоваться»,  -  так актриса впоследствии вспоминала о своей бурной молодости.

Зайдите между Рождеством и Пасхой

Со свойственным ей цинизмом Мэй говорила, что  «благодарна цензуре – она сделала меня богатой». И  образ секс-символа свободной страны,  эротическую мечту мужчин своего времени  она лепила вдумчиво, тщательно, без суеты и спешки. Она обладала потрясающей работоспособностью. «Плохой возраст», «Мужчина для удовольствий», Бриллиантовая Лили», «Закоренелая грешница» - не было спектакля, который бы не вызвал грандиозный общественный резонанс и многочисленные требования общественных организаций и частных, морально устойчивых,  лиц «запретить», «оградить», «закрыть», «наказать»…  Конечно, все это привело к    закономерному  результату:  не слишком-то красивую, полноватую по нынешним меркам, с ярко выраженными формами, но, безусловно, умеющую заинтриговать окружающих сексуальную блондинку   вскоре заметил Голливуд, и сорокалетнюю (как быстро летит время!) Мэй Уэст пригласили на съемки фильма «Ночь за ночью». Впрочем, что называется, «на свои годы» она не выглядела, справедливо полагая, что «в любом возрасте можно стать моложе».  «Лекарством от старости» служили мужчины:  сотворив легенду о свободной от условностей женщине – феминистке (на самом-то деле Уэст дважды была замужем – один раз по молодости, другой  -   по  глупости, но никогда в этом не признавалась!), Мэй стремилась соответствовать ей на протяжении всей жизни: «Моя левая нога — Рождество, моя правая нога — Пасха, почему бы вам не зайти ко мне между этими праздниками?»  И «добивала» и без того шокированное окружение:  «Вы говорите, десять мужчин ждут у моей двери? Одного отправьте домой, я сегодня утомлена...»

Военная техника на переднем плане

Вслед за первым фильмом как горошины посыпались и другие: «Она была не права» (номинация на «Оскар»), «Я – не ангел» (и снова  номинация на главную премию американской киноакадемии), «Она обошлась с ним нечестно», «Это не грех», «Поездка в город», «Клондайк Энни» (он назван кинокритиками шедевром Мэй Уэст!), «На запад, молодой человек», «Каждый день праздник», «Моя маленькая гаечка», «Идет нагрев» -  благодаря им Мэй Уэст стала второй  самой высокооплачиваемой персоной США - после медиа-магната, ведущего газетного издателя Уильяма Рэндольфа Хирста! Он придумал делать деньги на сплетнях и скандалах,  и  Уэст… отлично помогала ему в этом.  Ее несомненный  актерский талант, конечно, был отмечен, но… «Целые газетные полосы были посвящены описаниям роскошных неглиже актрисы, - вспоминали современники. - Вот на атласных простынях своей необъятной постели под балдахином, известной всей стране по бесчисленным снимкам, возлежит она, в черных кружевных одеждах. Но при этом - никаких вольностей типа стриптиза…»

Говорят, когда актрисе было за семьдесят, она, увидев фотографию молоденькой актрисы в чем мать родила, презрительно поджала губы:  «Хорошо, вот она показала свои кости, что же теперь у нее остается, чтобы поддержать иллюзию?»

«Когда я хорошая, я очень - очень хорошая, но когда я плохая, я еще лучше!» - весьма недвусмысленно заявляла актриса, выступая на радио в своих не менее эпатажных передачах. Кто бы спорил…  В армии  США ее именем называли несколько образцов снаряжения и военной техники. Летчики и моряки любовно именовали  «Мэй Уэст» надувной спасательный пояс, у парашютистов ее именем был прозван один из видов отказа парашюта, когда купол становится похожим на громадный бюстгальтер, а танкисты прозвали «Мэй Уэст» двухбашенную модификацию легкого танка М 2…

Триста любовников за пару часов

«Губы сердечком, прищуренный зовущий взгляд, плавное и сладострастное покачивание бедер; одна рука так призывно ласкает свое бедро, а другая поддерживает мех, скользящий с груди; а этот низкий, хрипловатый, рокочущий голос с таким сладостным вульгарным акцентом произносящий: «Надеюсь, ты зайдешь ко мне, бэби?»  - вспоминает о Мэй Уэст в своих мемуарах французский писатель, журналист и кинокритик  Жан Луи Бори. «Это самый выдающийся эротический памятник нашей эпохи, - поддерживал его Сальвадор  Дали, написавший портрет Мэй Уэст. -  Когда ты приходишь к ней, тебя встречают манящие и располагающие губы. Но будь осторожен! Этот рот в любой момент может тебя съесть!» Думается, многим представителям сильной половины человечества (такой порою слабой перед неприкрытым соблазнением!)  было, что добавить к этой откровенной характеристике самобытной голливудской кинодивы…

А она взяла и удивила вновь, в самом зените своей славы покинув кинематограф   –   однажды и… почти на тридцать лет. Усталость ли ежедневных «заплывов» против общепринятых  норм была тому виной или постоянные обвинения в растлении (не только малолетних, но и вполне сформировавшихся граждан)? Как бы там ни было, завершив кинокарьеру, она не оставила театральных подмостков. Выступала в собственном шоу в Лас-Вегасе. Написала пьесу о Екатерине Великой, где, разумеется, сама играла главную роль, а в ответ на обвинения в поверхностном изложении истории заявила:   «Что вы хотите? Это была великая женщина. Она многое сделала, и у нее было триста любовников. Но это за всю жизнь! У меня же было только два часа времени!..»

Появлялась Мэй в телевизионных шоу, в конце 60-х записала два музыкальных альбома в стиле рок-н-ролл, а в 1970-ом вновь появилась на экране и… потерпела  неудачу в двух последних фильмах – ««Мира Брекириндж» и «Секстет». Впрочем, какая разница – успех или неуспех? Легенда не нуждалась даже в потенциальных доказательствах творческой состоятельности, живя своей жизнью и восхищая окружающих… В шестьдесят лет Уэст признавалась, что чувствует себя на двадцать, и ей каждый день необходим секс:  «Мужчину интересуют женщины с прошлым: он надеется, что история повторится!»               

В семьдесят с лишним выглядела вполовину моложе своих лет, правда, когда получив такой комплимент, возмутилась невероятно:  «Вполовину? Да ведь это значит на сорок! А я     чувствую себя не старше двадцати СЕКС-ти!»                   

В восемьдесят лет позволила журналистам осмотреть себя – и они не обнаружили никаких следов пластических операций или парика!               

А в восемьдесят пять вызвала сенсацию, исполнив на одном из великосветских приемов  зажигательнейший танец живота…                    

Умерла она два года спустя. Похоронена в Бруклине, на семейном кладбище. Звезда на Голливудской аллее Славы, меткие фразы, ежегодный фестиваль в ее честь, фильмы и портрет Сальвадора Дали  - все, что осталось от Мэй Уэст. Согласитесь, немало. Учитывая, что она всегда жила по принципу: «Я стараюсь избегать искушений, против которых могу устоять. И из двух зол выбираю того, которого раньше не пробовала…»