Нир Ариели. Другая сторона мужчины

Нир Ариели – новое имя в мире фотопортрета и танцевальной фотографии. Работы молодого израильского фотографа столь же робкие, чувственные и в то же время невероятно сильные, как и его модели.

Сколько раз на дню мы ставим значок «нравится» под той или иной фотографией в социальных сетях наших друзей и приятелей, порой даже не подумав, а действительно ли нравится? Фотографий, на которых взгляд задерживается более чем на полторы секунды, – единицы. И когда такая уникальная работа, наконец-то, попадается на глаза, замираем от удивления, восторга и красоты. Никакой галочки «нравится» уже не нужно, потому описать только что полученные эмоции одним кликом просто невозможно!

Фотографии Нира Ариели не могли остаться не замеченными. Он – один из самых талантливых фотографов 2013 года по мнению журнала Next, финалист премии Google photography prize -2012 и журнала W.Magazine-2010. Начав свою карьеру военным фотокорреспондентом в израильском издании Bamachane, Нир переехал в Штаты, где с отличием окончил школу визуального искусства в Нью-Йорке и после обучения не раз становился победителем престижных фотоконкурсов. Его первая выставка Inframen, прошедшая в этом году в нью-йоркской галерее Daniel Cooney, вызвала большой восторг и была высоко оценена фотолюбителями и профессионалами.

Практически все мужчины на ваших фотографиях выглядят ранимыми. Создается впечатление, что они обнажают перед вами свою эмоциональную сторону, ту, которую в принципе тщательно прячут. Яркий тому пример – портрет молодого человека со слезами на щеках. Слезы, как и остальные эмоции, настоящие или сыгранные?
Эти слезы – настоящие. Однако я не фотограф-документалист. Наоборот, я работаю над образом, создаю его от «А до Я». И если даже слезы искусственные, но отчетливо передают мою задумку, то мне это подходит. Что касается этого снимка, я вкратце рассказал модели, какова идея фотопроекта, и мы стали играть со светом, пространством, пока не нашли идеальную точку для съемки. Перед тем, как начать позировать, он на мгновение замолчал, а потом посмотрел на меня и спросил: «Можно ли мне заплакать?» Я был удивлен его вопросу и ответил: «Да, если тебе этого сейчас хочется». Через несколько секунд слезы рекой покатились из его глаз. Это был чистый и волнующий момент. После фотосессии я спросил, что случилось, и он объяснил, что сейчас переживает тяжелый разрыв отношений, и это подходящий случай для выплескивания своих эмоций.

Почему вы предпочитаете работать в основном с моделями-мужчинами?
У меня нет конкретного ответа на этот вопрос. Созданные мною портреты достаточно интимные, в чем-то даже откровенные. Для создания действительно хорошего портрета нужно понимать природу человека. С мужчинами мне проще, потому что я сам таким являюсь, с женщинами – сложнее, в них есть какая-то скрытность, ключ к их индивидуальности, который мне недоступен. Я пробовал фотографировать женщин, и ни разу не был доволен полученным результатом. Сейчас работаю над групповыми портретами, в которых участвуют и мужчины, и женщины. Посмотрим, что из этого получится.

У вас нестандартный подход к танцевальным фотографиям. В отличие от современных танцевальных фотографов, которые в основном только и делают, что снимают прыжки, шпагаты, красивые длинные линии и поддержки, вы, как мне кажется, наоборот пытаетесь обойти все это стороной. Работая с танцорами, что именно вы от них ждете?
Сейчас на фоторынке полно однотипной танцевальной фотографии. Мне же хотелось создать свой собственный стиль, отличный от других. Но еще больше хотелось найти подход к самим танцорам, чтобы через снимок передать все стороны их таланта, не только физического, но и умственного. В своих фотопроектах я стараюсь проникнуть в их понимание танца и запечатлеть это чувство. Я сам не танцор и далек от мира хореографии. Перед съемкой словами описываю им идею, они, в свою очередь, мои слова превращают в танец – такой подход я называю физическим интеллектом.

Я уверен, что каждая фотография должна нести в себе смысл. Какая идея вами заложена в проектах Tension и Inframen?
Сложно сказать, что есть какой-то один общий смысл. Каждый проект имеет свое значение.Tesion – это слияние двух крайностей – фотографии, как одного запечатленного мига, и танца, как постоянного движения. Inframen – более интимный проект, он выражает красоту тела танцоров и в то же время подчеркивает злоупотребление им – очерченные мышцы, выпуклые вены… Это также взгляд на кожу изнутри. Я использовал специальный метод съемки, который обнажает следы, оставленные на коже, и подчеркивает ее индивидуальность. Все мои работы прямым или косвенным образом связаны с чувственностью, мягкостью, силой – это некий симбиоз красоты и мужественности.

Вы явно играете со светом, цветом, размером и графикой. Как найти компромисс в работе с фотошопом, чтобы придать фотографии краски и не потерять изначальной естественности? Где баланс между высокотехнологичной и простой классической фотографией?
Не думаю, что мы должны судить какое-либо искусство по тому, как оно сделано. Важен конечный результат, а именно – цепляет или нет. Я тесно связан с медиа-фотографией, что и послужило основой моего творчества. Фотошоп для меня инструмент, который помогает добиться нужного эффекта. Я никогда не ставлю себе рамок, за которые не могу выйти. Если вспомогательные эффекты отражают мою идею, то почему бы и нет? Думаю, в этом вопросе, чувство стиля и вкуса определяет границы злоупотребления технологией.

Чему будет посвящен ваш новый проект?
Похоже, что мой роман с танцем не закончен – еще столько всего предстоит узнать о танцевальном мире и его обитателях! Сейчас я работаю с ведущими танцевальными компаниями из разных стран. Фотографирую целые коллективы и через фотографию пытаюсь передать идею того, что каждая команда – это одно целое, единый организм, он мыслит, движется, чувствует и ведет себя так, как если бы это был один человек.

Закончите фразу «Фотография это….»
Один из путей познания незнакомого человека.

Текст: Александр Старостин

Октябрь, 2014