Пегги Гуггенхайм. Коллекция ее шедевров

Иногда, говорят, очень полезно представлять свою жизнь в виде этакого блестящего новогоднего шара… Глядя на нарядную елочную игрушку, человек вспоминает то, что было когда-то, думает о том, что будет  - опять же, когда-то! И учится хранить то хрупкое – не дай Бог, уронишь, разобьется!   - что есть…

Восхитительная, словно сделанное волшебными  руками мастера-умельца рождественское украшение, жизнь эксцентричной  американской галеристки, искусствоведа, легендарного коллекционера живописи и скульптур, миллионера, мецената, покровительницы гениев  и поклонницы искусств – знаменитой Пегги Гуггенхайм - сейчас, по прошествии многих лет, кажется чем-то…  невероятным. Рассыпавшись мелкими осколками бытия,  она словно подтверждает: истинные шедевры не возникают неоткуда и не уходят в никуда. Но доступны они только внимательному взгляду.

Пегги Гуггенхайм умела… видеть.  Уйдя, эту уникальную способность она оставила… всем нам.

Детство. 26-го августа 1898 года в Нью-Йорке в семье богатого промышленника, записного красавца, страстного любителя женщин и знойного прожигателя жизни Бенджамина Гуггенхайма родилась дочь. Вскоре после этого счастливого события радостный отец сбежал в Париж, где... зажил, наконец,   в полную силу  - весело, куражно и с размахом. У каждого из нас своя судьба – реши он жить так, как хочется, возможно, так бы все и продолжалось, однако, Бенджамин, усовестившись, решил вернуться и весной 1912-го года  взял билет на «Титаник», который, как оказалось,     уходил в свой последний рейс…

Юность. Далее мнения биографов Пегги Гуггенхайм несколько разнятся: одни считают, что благодаря ветрености и жизнелюбию отца юная Пегги осталась не только без наследства, но и в принципе без средств к существованию – он все спустил на ветер. Другие же утверждают, что получив внушительную сумму денег, девушка наконец-то почувствовала, какова на вкус свобода и… 

Мужчины. Первый муж, представитель богемы Лоренс Вейль, с которым Гуггенхайм уехала в Париж, был дружен со многими писателями  и художниками…  От этого брака у Пегги появились двое детей, обширные знакомства с выдающимися людьми выдающегося города и… немалые познания в современном искусстве. «Именно в Париже, - писала Гуггенхайм позже в своей автобиографии, - она положила начало двум своим коллекциям: коллекции картин и коллекции мужчин, начав ту и другую с относительно скромных экземпляров и увенчав истинными шедеврами…»

Второй ее брак был с Джонни Холмсом – писателем-неудачником, интеллектуалом, так и не сумевшим  усадить себя за написание книги – слишком уж ему нравилось куражиться, щедро бросая на ветер деньги жены... Третий - случился с Максом Эрнстом, великим  немецким художником, одним из ярчайших представителей сюрреализма двадцатого века, и… не менее великим ловеласом.  Любила ли она? Никто не усомнился в этом. Любили ли они?.. Настолько, насколько могут гении любить еще что-то, кроме творчества…

Другие.  В промежутках между браками жизнь Пегги украшали… отношения. Она слыла щедрой – и в чувствах, и в материальных компенсациях. Талантливые и совершенно бесталанные, успешные и не очень, богатые и откровенно, абсолютно безденежные – самые разные  мужчины окружали Пегги Гуггенхайм всю ее жизнь.  Есть, знаете, женщины, которые в пыли дорог вдруг находят  бриллиант… Пегги обладала даром разглядеть драгоценность, подобрать, очистить, отполировать, огранить и… занести в свою коллекцию шедевров! О  любовниках  она не могла не упомянуть в своей автобиографии, ведь каждый оставил неизгладимый след в ее жизни…

Гении искусства.  Марсель Дюшамп, художник и теоретик искусства, стоявший у истоков сюрреализма и дадаизма, был художественным консультантом и ментором Пегги.  Зеленоглазый ирландец и будущий Нобелевский лоуреат Сэмюэль Беккет внушил Гуггенхайм, что ее моральный долг - покупать искусство своего времени. Бывший моряк торгового флота,   художник-сюрреалист Ив Танги продал Пегги за бесценок свои работы, которые недальновидные критики совсем не ценили.    Сэр Герберт Рид, куратор нескольких музеев и редактор влиятельного журнала, увлек ее идеей музея современного искусства.       Благодаря ей прославился и  представитель абстрактного экспрессионизма Джексон Поллок, которому Пегги искала агентов и помогала устраивать выставки…

Начало  коллекции. Пожалуй, именно 1938-й год стал для Гуггенхайм «переломным» - получив наследство умершей матери, она начинает покупать коллекционировать художественные работы и готовится к открытию в Лондоне своей галереи современного искусства «Юная Гуггенхайм».   В первый сезон (который, кстати, стал и последним) здесь были представлены работы русского живописца Василия Кандинского и француза Ива Танги, а также выставка скульптуры, в которой приняли участие основоположники абстрактной скульптуры Константин Бранкузи, Вэйл Юджин Лоуренс, Жан Арп, Дюшамп-Виллон и Генри Мур. Жан Кокто прислал к открытию серию рисунков к своей комедии «Кавалеры круглого стола», а его предисловие для каталога было переведено на английский Самюэлем Беккеттом.

Мечта. Мечтать Пегги умела – как никто другой! Самое невероятное: все ее мечты становились реальностью… К примеру, создание галереи современного искусства, куда вошла бы собранная лично ею коллекция.

Звездный час. Он пробил в жизни Пегги Гуггенхайм в начале Второй Мировой: накануне оккупации Парижа, когда тысячи людей уезжали из города, она бесстрашно рванула туда скупать картины. За бесценок: художники и коллекционеры отдавали их почти даром, лишь бы покинуть Францию…  Коллекция пополнилась тогда шедеврами Альберто Джакометти, Мэн Рея, Рене Магритта, Кандинского, Бранкузи, Пауля Клее, русских авангардистов, футуристов и кубистов… Свои новые сокровища она спрятала в коровнике около Виши и покинула Париж за два дня до прихода нацистов. А картины привезли в Марсель, в кофрах погрузили на пароход и, декларированные как мебель, избежали таможенного досмотра… В родном Нью-Йорке на основе своей коллекции Пегги Гуггенхайм создала один из самых модных выставочных залов своего времени. Галерея «Искусство этого века» открыла двери 20-го октября 1942-го года на 51-й улице Нью-Йорка:  в ней была выставлена 171 работа из коллекции Пегги… Успех был оглушающим.

В  Венеции. По окончании войны Пегги возвратилась в Европу. В 1948-ом году ее пригласили представить свою внушительную коллекцию европейского и американского авангарда на Венецианском Биеннале. Она согласилась…  Так имя искусствоведа Пегги Гуггенхайм прогремело на весь мир. 

Пегги  провела в    Венеции остаток своей жизни. Открыла свою коллекцию ценителям искусства,  ничего больше не приобретая для нее и, разумеется, не продавая.  Резиденцией Пегги стал дворец Веньер деи Леони (Palazzo Venier dei Leoni). Сейчас сюда устремляются миллионы туристов со всего мира – в стремлении увидеть то прекрасное, что Пегги Гуггенхайм сохранила для будущих поколений…   

Жизнь продолжается.  «Поэт» и «На пляже» Пабло Пикассо, «Пейзаж с красными пятнами» Василия Кандинского, «Дождь» Марка Шагала, «Рождение жидких желаний» Сальвадора Дали, «Лунная женщина» и «Алхимия» Джексона Поллока, а также работы Пита Мондриана, Макса Эрнста, Жоржа Брака, Джино Северини, Хуана Миро, Казимира Малевича, Марино Марини, Джорджо де Кирико и многих других… Есть здесь и картины самой Пегги Гуггенхайм, которая в собственных работах предпочитала стиль примитивизм..  А сад, где она похоронена, наполнен скульптурами, воспевающими жизнь… 

Текст: Марина Царева