Последний романтик эпатажа

Кто может вырасти из ребенка, которого зовут Хуан-Карлос-Антонио  (для консервативно-туманного Лондона звучит просто неприемлемо!), чей отец работает водопроводчиком, а мать занимается домашним хозяйством, учит детей танцевать фламенко прямо на кухонном столе и наряжает их по нескольку часов в день, чтобы выйти на обычную прогулку «до угла дома»? Вариант развития событий – один-единственный, поверьте! Стать Джоном Гальяно, дизайнером, кутюрье, одним из самых влиятельных создателем моды в мире.  А как иначе?

Невероятно, но факт

В школе юный Хуан-Карлос-Антонио  все время рисовал. И неудивительно, что по окончании школы поступил в Сен-Мартин, самый престижный в Англии колледж моды и дизайна. Навязчивую мысль «уехать в Нью-Йорк», где его ждало место иллюстратора моды, в одно мгновение разбил случай, который смело можно окрестить «»невероятным»  - именно так называлась дипломная работа Гальяно на тему  французского постреволюционного движения. Этот случай преподнес успех невероятно-грандиозный: восемь созданных начинающим дизайнером нарядов были буквально сметены одним из крупнейших лондонских бутиков. И второй невероятный случай не заставил себя ждать: в этот бутик пришла Дайана Росс и… купила жилетку. Вот, собственно, и все. Легенда родилась.

Это было безумное лето 1984-го. Родители Гальяно уехали в Испанию, а он обосновался у них дома и строчил жилеты – один за другим. Сам покупал ткани, сам их красил, шил жилеты, развозил их и… Все начинал сначала! Разумеется, ни в какой Нью-Йорк он так и не поехал. Ведь успех встретил его в Лондоне…

Путь к звездам

Следующие несколько лет он творил вещи, которые модных лондонцев удивляли и восхищали. Но  не более. И в один далеко не прекрасный день Джон Гальяно покидает Лондон, дабы попытать счастья в Париже, без гроша в кармане, но с огромным желанием  прославиться. Ночами он спал на полу в квартире у приятеля, а днем занимался дизайном и… пытался «совершить прорыв», как творческий, так и финансовый. В интервью одному из малоизвестных журналов о моде он заявил, что считает себя частью истеблишмента. Что ж, сейчас истеблишмент считает его своим любимцем!

Звездный час «пробил» в марте 1994-го, когда Гальяно, вопреки модным тенденциям, выпустил блистательную коллекцию экстравагантной, броской, неслыханной роскоши. Семнадцать лучших моделей мира демонстрировали семнадцать поистине уникальных нарядов. Театральное действие  происходило в заброшенном особняке, где в рассеянном свете пыльных люстр возникали видения, и пожухлая листва шелестела под ногами и ветрено клубилась по всему залу…  Эксперты моды признают, что именно этот показ утвердил – однажды и навсегда – Джона Гальяно на пьедестале мировой моды.  

Год спустя Гальяно в качестве главного дизайнера и творческого директора возглавил Дом Givenchy, а потом, в 1996 году, и Дом Christian Dior. Рубеж был преодолен – с блеском!

Соединяя несоединимое

Сейчас жанр, в котором работает Гальяно, знатоки определяют как эпатажный коктейль авангарда и эклектики. Сам же он самой яркой чертой своего характера считает… необузданное воображение. Для дизайнера одежда – это «способ самовыражения и часть творческого процесса». Быть может, поэтому, раньше, работая над каждой новой коллекцией, он полностью менял и свой стиль, превращаясь то в торговца автомобилями, то в цыгана, то в матадора, да в кого угодно, чтобы непременно соответствовать духу новых произведений. Теперь он отходит от этой практики, так как, по его же словам, «неосознанно выдавал секреты, используя в собственном облике характерные детали будущей коллекции».

Его называют абсолютным романтиком современности, который, тоскуя по средневековью, возвращает его каждой минутой дня сегодняшнего. Гальяно обожает причуды, нагромождает драгоценности, вышивки, бахрому, аппликации - и в то же время может скроить простое платье так, что это будет… предел мечтаний! Сам Джон – прирожденный шоумен - одевается ярко и порой выглядит как трудный подросток с улицы: огромного размера майка и шорты, черный берет, громадный медальон на голой груди и темные очки в золоченой оправе, он не пьет, но курит, слушает клубную музыку и регулярно ходит в спортзал. Гальяно не скрывает своей страсти к женственности и создает чувственный, вдохновенный и безоглядно романтичный образ прекрасной дамы, которая утопает в роскоши редчайшей красоты…

Время для творчества

А еще миллионы экспертов всего мира в один голос твердят, что Джон Гальяно - один из немногих современных дизайнеров, который действительно умеет шить одежду. Звезда мировой моды, следующая жесточайшему расписанию, «мечется» между Домом Диора и своим собственным и делает по двенадцать коллекций в год. «А удается ли вам найти время для творчества?» - не устают задавать каверзные вопросы журналисты. Поверьте, творчество включено в его график: «Я говорю о том, что нельзя однажды войти в мастерскую и заявить: «Сейчас я займусь творчеством! Я создам шедевр!»  Гальяно уверен, что все более сложно и упорядочено. И поэтому дизайнера не беспокоит свободное творчество. Это неотъемлемая часть его жизни.

Быть может, поэтому именно Джону Гальяно представители компании MIRAMAX предложили сняться  в биографическом фильме о Сальвадоре Дали, воспроизводящем эпизоды бурной молодости гения? Разумеется, ему приготовили роль великого сюрреалиста. Ведь Хуан-Карлос-Антонио не просто родился на той же земле, что и Дали. Он не просто потрясающе похож на него. Гальяно весь пропитан духом творчества…

Текст: Юлия Гусейнова

№3, июль, 2007