Робин Райт. В тихом омуте

Ей бы впору бродить простоволосой по шотландским вересковым пустошам, локотком прижимая корзинку, полную цветов и трав. Но непридуманная естественность Робин Райт пришлась по вкусу Голливуду, завалившему ее ролями, комплиментами и… проблемами.

У нас Робин полюбили сразу и навсегда, как только увидели отстраняющий легкие волосы жест и морщинку на переносице, возникающую в зависимости от настроения. Это же младшая дочка незабвенного Сиси − Келли Кэпвелл! Ее жизнь началась точь-в-точь как в «Санта-Барбаре» − чудесно. Четырнадцатилетняя девочка из Техаса была моделью в Японии и Франции, и хотя рост 168 см не позволял появляться на подиуме, оставались еще каталоги и работа в рекламе. Она успела взглянуть на мир, пока он не сузился до рамок маленького городка на побережье − Санта-Барбары. Робин отдала сериалу четыре года жизни, а взамен получила популярность и профессиональные навыки, ведь специального актерского образования у нее не было. Работу оценили: трижды юная актриса номинировалась на «Эмми» и бессчетное число раз - на роль народной любимицы.

В ранней юности Робин хотела стать медсестрой и лечить бедных в Африке, но почему-то стала актрисой, приняв это как должное. Страстная любовь к профессии, выросшая из привычки и опыта, по ходу дела, удивила ее саму. Телевизионный старт оказался удачным, и она настроилась на новые TV-роли, которые в скором времени и получила. Она дебютировала в кино в фильме «Отряд полиции Голливуда» и в фэнтэзи «Принцесса-невеста». Робин (хотя ей гораздо больше к лицу второе имя − Вирджиния) и в самом деле была и голубоглазой принцессой, и романтичной невестой, а поэтому легко приняла предложение партнера по съемкам неотразимого Дэйна Уизерспуна выйти за него замуж. Брак продлился два года, замаячившей на пороге свободы она почти не заметила, полностью отдавшись работе.

Робин всегда умела принимать неизбежное с мягкой улыбкой. Что при этом творилось у нее в душе, не знал никто. Не знает и по сей день. Так же спокойно она подняла глаза от ресторанного меню, когда над ней склонился красавец мефистофелевского типа, предсказуемо попросивший огоньку. Знаменитый и шумный Шон Пенн стал ее вторым мужем. После этого семья заняла в жизни Робин центральное место, а расставлять приоритеты по ранжиру ей не привыкать. Самую сильную роль, по ее мнению, Робин уже сыграла в девяносто четвертом в оскароносном фильме «Форест Гамп». Лос-Анджелес не давал ей продохнуть: стаи папарацци только что не сбивали с ног, но результаты их труда удручали однообразием. Вот примерная мать семейства возвращается с покупками, вот она на пляже с маленькой дочкой, вот доверчиво положила руку на мужнино плечо во время светской вечеринки...

Мужа действительно нужно было придерживать. Его немолодые плечи оттянули годы изматывающего брака с Мадонной, парочка «Оскаров» и репутация хулиганствующего бонвивана. Справедливости ради надо сказать, он многому научил Робин, особенно в профессиональном плане. Фильм, где супруги впервые снимались вместе, − «Она прекрасна» − стал безусловным достижением Робин. Этому не смог помешать даже молодой Джон Траволта, постоянно путавшийся в ногах влюбленной пары. «Основа брака − доверие и взаимопонимание».

Миссис Робин Райт-Пенн никогда не любила щедрой косметики и вычурных одеяний, так и норовя выйти из дома ненакрашенной. Но вот парадокс: в костюмированных фильмах, полных блесток и кружев, смотрелась очень органично. Она была на редкость убедительной «Молл Флендерс» и пугающе реальной «Заговорщицей» Мэри Суррат, покусившейся на жизнь президента Линкольна. Перед работой в «Рождественских историях» Роберта Редфорда Робин взялась перечитывать Диккенса. «Очень жалею, что в детстве читала мало классической литературы. Она развивает душу».

Со временем супруги купили домик в Малибу и принялись взапуски бегать по пляжу теперь уже с двумя детьми. Сын, дочка, профессия, конечно, объединяли, но в основном каждый жил своими интересами. Впечатлительная Робин искала ответа на свои вопросы в йоге, Шон подвизался в качестве общественного деятеля. Именно он не пожалел $ 56 000 за публикацию в газете The Washington Post открытого письма Джорджу Бушу, в котором подверг критике американскую политику в отношении Ирака. Кроме того, Пенны активно снимались. Но в их семье не все было просто.

В одном из интервью на премьере фильма «Частная жизнь Пиппы Ли» на вопрос журналиста об аналогиях, Робин подтвердила: и ее семейная жизнь обернулась клеткой. «Что держало героиню в ненавистном браке»? − упорствовал журналист. − «Брак помог ей выжить. Это участь многих женщин, − со спокойной улыбкой констатировала Робин. - Я уже давно ни о чем не жалею: ни в жизни, ни в профессии».

Двадцать два года вместе с человеком-вулканом − эту титаническую работу могла вынести только Робин. Муж, прижимая к груди очередного «Оскара», даже не упомянул ее имени в благодарственной речи. Умолчание стало красноречивее слов. Попытку развестись предпринимали трижды. Робин, и без того худенькая, стала напоминать рахитичного подростка. Наконец оба обрели свободу и стали думать, что делать дальше (так человек с ампутированным пальцем долго в недоумении смотрит на руку).

Но, вопреки правилам, вскоре после развода Робин расцвела и одарила читателей итальянского Vouge блистательной фотосессией, выполненной Питером Линдбергом. Самостоятельная, зрелая, безыскусная женщина смотрит на нас с фотографий. Именно за эти качества в нее с каждым годом все больше влюбляется Голливуд, мечтая добавить к полусотне ролей хотя бы еще одну. Предложений больше, чем в юности. «Самый лучший способ бороться с возрастом − перестать думать о нем».

Французский бренд Gerard Darel сделал Райт своим лицом. Оно у Робин очень подходящее, востребованное веком, но в то же время нетипичное: чистое, будто недавно умытое, искреннее, подсвеченное глазами, напоминающими тихие омуты. Где-то в их глубине, как и положено, водятся черти. Но это и должно быть так. Ведь она актриса.

Сейчас сорокапятилетняя Робин резко разлюбила телевидение, особенно реалити-шоу. Фальшь в любой форме ей противопоказана, убожество сценариев пугает − дочка Сиси выросла. «Успех − не слава и не деньги, а возможность делать то, что нравится».

Текст: Дарина Лунина