Розы увядают быстро

Не все принцессы становятся королевами, но Диане Спенсер это удалось. Принцессу Уэльскую называли Королевой Сердец − и это было правдой. Любовь поданных ей удалось сохранить и после смерти...

«Они меня истерзали и сделали смерти бледней, одни − своею любовью, другие − враждою своей», − эти строчки Гейне могла бы нашептывать урожденная леди Диана Фрэнсис Спенсер, прогуливаясь в виндзоровских розариях, если бы была поклонницей стихов. Но Диана с детства любила балет. Эта мечта, как и многие другие, осталась недостижимой. Маленькой девочкой в пачке и пуантах она кружила по паркетам своего родового Олторн-хауса, превращаясь, по словам брата, «из гадкого утенка в прекрасного лебедя». Но высокий рост и еще множество непредвиденных обстоятельств помешали ей заняться любимым делом всерьез. Хотя «Лебединое озеро» ее жизни пронизывал звенящий нерв борьбы светлых и темных сил, и саму ее можно было сравнить с Одеттой, а удачливую соперницу леди Камиллу - с черной Одилией.

 

Немного солнца в холодной воде

…Когда в 1961-ом году у графской четы Спенсеров родилась третья дочь, особой радости никто не выказал − семейству нужен был наследник, и как ни прелестна была маленькая Диана, в родительской привязанности ей было отказано. Но когда через несколько лет Ди обзавелась братом, зла на него не держала, приклеенной нянькой ходила рядом, опекала, поддерживала улыбкой. Тем более что мать решила строить жизнь с новым мужем, а отец с четырьмя детьми на руках несколько растерялся. Конечно, у них была прислуга, только материнское тепло сымитировать невозможно. Диана чувствовала себя одинокой и нацеловывала Мармелада − рыжий заласканный котяра позволял обожать себя. Недостаток любви − ближней, а не дальней − будет преследовать Королеву Сердец всю жизнь.

Диану сравнивали с Золушкой. Мол, простая воспитательница детского сада вышла за принца и каталась в день венчания в хрустальной карете. Действительно, стеклянная карета поразила воображение приверженных к традициям, а значит − сказке − лондонцев, только вот Диана - вовсе не «простая девушка». Её семейство − одно из самых родовитых в стране, в противном случае королева-мать никогда не дала бы разрешения на брак с дорогим Чарльзом.

Образование Диана получила добротное, но далеко не блестящее. Сначала школа Силфилд в Кинг-Линзе (там же учились ее сестры), юношеская школа в Вест-Хете, потом − с четырнадцати до шестнадцати − Швейцария. Не слишком успевающая, но улыбчивая и заботливая Диана была всеобщей любимицей. Покровительство младшим и слабым стало ее натурой. Поэтому никто не удивился, когда, вернувшись в Лондон и получив от отца к шестнадцатилетию квартиру, Диана устроилась в элитный детский сад «Молодая Англия», попутно подрабатывая уборкой квартир и мытьем посуды у состоятельных подруг. Эта удивительная молодая леди никогда не чуралась работы и как бы не замечала социальных различий.

Ах, эта свадьба!

А в королевском дворце тем временем подыскивали невесту принцу Чарльзу. Его унылый профиль и франтоватая одежда неизменно наводили окружаюших на мысль о неотвратимости близкой женитьбы. Но на ком? Старинная подруга Камилла Паркер категорически не устраивала королевский двор - резкая, самоуверенная девица темного происхождения (королевского в ней – только незаконнорожденная пра-пра-прабабка), слишком самостоятельная и громогласная. Чарльзу было рекомендовано присмотреться к девочкам Спенсеров. Действительно, принц волочился за старшей Сарой, но этот вялотекущий роман не обещал счастливой развязки. Однажды во время охоты Диана, а она, как и полагается леди, любила верховую езду, заметила печального Чарльза (у него только что умер любимый дядя): высокий гость сидел, пригорюнившись, припав сутулыми плечами к стогу сена. Добрая Диана спешилась, чтобы утешить принца. Ее искренность и забота приятно поразили наследника, возможно, в эту минуту он подумал о том, что младшая сестра, пожалуй, получше старшей. И принялся ухаживать.

Королева выбор сына одобрила, полагая, что сможет легко управлять ангелоподобной невесткой. К тому же нареченные тянулись друг к другу. При встречах угрюмые морщины расправлялись на лбу Чарльза, а синие глаза Дианы сияли. Дело шло к свадьбе. Даже спустя десятилетия об этом торжестве вспоминают с восторгом. Сбылись слова епископа Кентерберийского, сказанные при венчании: «В такие волшебные мгновения рождаются сказки». Сказочно красивой была невеста в великолепном платье цвета слоновой кости и фамильной тиаре с бриллиантами, хорош жених в парадной форме офицера военно-морских сил Британии, радостны горожане, усыпающие цветами путь молодых, и впечатлены 750 миллионов телезрителей, наблюдающих все это великолепие.

Разбитые зеркала

«Лучшая свадьба XX века» принесла, однако, горькие плоды. Медовый месяц закончился быстро. Не успели высохнуть чернила в восторженном письме, отправленном подруге, как радость Дианы поумерилась, а вскоре и вовсе вытеснилась черной тоской. Во-первых, на глаза новобрачной попались запонки с мило переплетенными, приятно округлыми «С» (начальные буквы имен Чарльз и Камилла). Муж объяснил, что это «подарок из прошлого», что о бывшей подруге он и думать забыл, но, тем не менее, часами с улыбкой беседовал с кем-то по телефону. Во-вторых, однажды сама Камилла, глядя с усмешкой на Диану, заметила: «Чего же вам еще? Вы замужем – и этого довольно». Принцесса пыталась лечиться испытанным способом − танцами. В трико и спортивных туфлях она бродила по бесконечным залам Кенгсинтонского дворца, отводя глаза от зеркал: девушка, что в них отражалась, мало напоминала прежнюю жизнерадостную и золотоволосую красавицу. Чарльз был того же мнения. Он скептически хмыкал, наткнувшись на жену-«танцовщицу», и спешил уйти, отговариваясь делами.

На нервной почве у Дианы началась булимия. Главные симптомы этого заболевания − непомерное обжорство и горячее желание освободиться от съеденного. С зеленым лицом и остановившимися глазами Диана не вылезала из ванной, а когда выходила, начинала натыкаться на зеркала. Чем-то эти стеклянные иллюзии ее раздражали - настолько, что она начала их разбивать и, случалось, ранилась осколками. Однажды, уже беременная, она попыталась перерезать вены… Все напрасно: муж смотрел в сторону Камиллы-Одилии. Но всякая боль со временем притупляется: страстно любящая детей Диана стала прекрасной матерью, она не отходила от своих сыновей-погодков.

Королевская чета давно уже была недовольна невесткой: та не благоговела перед этикетом, была слишком эмоциональной, стеснялась и сутулилась на людях. Вскоре разлад в семье Чарльза и леди Ди, как ласково называли ее друзья, стал очевиден всем. Его не могла скрыть ни рыжеволосая румяная молодежь − принцы Уильям и Гарри, ни их чинная бабушка, ни сама Диана. В 1992-ом году брак распался. Но официальным разводом ознаменовался лишь 1996-й.

Королева Сердец

Все то время, что принцесса воевала с собственным мужем и судьбой, ее любили миллионы людей. И дело здесь было не во внешней привлекательности (хотя, конечно, и в ней тоже), а в безмерной доброте Дианы, которую многие считали неуместной в наш жестокий век. Благотворительность, которая полагалась ей по статусу, леди Ди превратила в живое и горячее дело. Разумеется, она могла бы притворяться, целуя прыщавых детей, как часто поступают другие первые леди, но делала это от чистого сердца. Она обходила хосписы и держала за руки умирающих − ее никто не заставлял, достаточно было бы пожертвований и парадного шествия по «гостевому маршруту»; она развернула кампанию за прекращение производства противопехотных мин − и тысячи людей приняли участие в этом движении (надо ли говорить, что ангольцы стали боготворить принцессу так же, как и англичане); она была своей в онкологических клиниках и обнимала больных СПИДом − хотя болезни считались заразными; она часами разбирала почту, стараясь, чтобы ни одна просьба или жалоба не оставались без ответа. Именно тогда леди Ди назвали Королевой Сердец, английской розой − прекрасной и стойкой.

Диане принадлежали миллионы сердец, но ее собственное было разбито. Появились разношерстные любовники: тренер, доктор, дворецкий…Ни в ком она не находила поддержки. Психологи легко могли бы это объяснить: лишенная в детстве любви и нежности, она страдала из-за низкой самооценки. А еще слишком верила людям − это уже было личным ее качеством. После развода, получив «отступные», она постаралась наладить личную жизнь. Но, щедро наделив принцессу красотой и добротой, в этом судьба ей отказала. 31 августа 1997-го года Диана вместе со своим спутником Доди аль-Файедом попала в автокатастрофу под мостом Алма в парижском подземном туннеле. «Мерседес» врезался в опору № 13, что дало повод толковать эту смерть мистически. Но люди более проницательные увидели в происшествии руку английских спецслужб. Может, авария объяснялась вполне понятными житейскими причинами − пьяный водитель, высокая скорость… Тайна не раскрыта до сих пор. Очевидцы утверждают, что и в искореженной машине Диана оставалась прекрасной − ни одна царапина не обезобразила ее лицо. Врачи вынесли свой вердикт: принцесса Уэльская умерла, потому что не выдержало сердце…

Текст: Дарина Лунина