Андрей Мерзликин: «Моя актерская игра – полная фантазия…»

Известный российский актер Андрей Мерзликин рассказал о привычке драться, сериалах, побеждающих элитарное кино и о том, почему новый фильм с его участием не будет коммерчески успешным.

Андрей, на кинофестивале «Меридианы Тихого», представляя фильм «Зеленая Карета», вы сказали, что это не прокатное кино. Почему вы так уверены, что этот фильм не будет коммерчески успешным?
Я просто знаю это. Дело в том, что фильмы, попадающие в широкий прокат, имеют определенные категории, некие смысловые обозначения, которые заранее предсказывают, будет та или иная картина успешной в прокате или нет. Нет смысла брать в прокат кино, которое удовлетворяет лишь малую часть населения в их ожиданиях хорошего кинопродукта. Конечно, я говорю об этом с сожалением, потому что и сам отношусь к тем, кто уверен: людей, нереализованных в своем зрительском дефиците, намного больше, чем людей, которые с удовольствием смотрят фильмы про летающих и ползающих спасителей нашей планеты. Нет, это потрясающие фильмы, я тоже люблю их смотреть, но тем не менее понимаю: это очень малая часть из всего того многообразия фильмов, которые я действительно хотел бы видеть. Рынок кинопредложений должен быть намного шире, чтобы  мы могли видеть не только те фильмы, которые призваны удовлетворять мгновенную зрительскую потребность, но и те, которые, возможно, мы не сразу сможем переварить, не сразу – понять. Но именно такие фильмы и зарождают в нас зерно – сомнений, рефлексии, каких-то новых эмоций, которые начинают жить в нас и каким-то образом нас меняют.

Фильм «Зеленая карета» относится к сложным зрительским фильмам. С одной стороны, он совершенно не фестивальный, с другой стороны – вовсе не зрительский! Новая ниша, новая категория – для себя я определяю ее просто: это советское кино. Фильм про людей. Про жизнь. Про то, какой она бывает, была или может быть. И мне хотелось в этом фильме участвовать, потому что у меня есть свое, авторское, мировоззрение, своя жизненная позиция, огромное желание рассказать эту историю и личная оценка тех событий, которые мы предлагаем зрителю рассмотреть. Прокатчики сказали: рассчитывать не на что. Но одна новая прокатная кинокомпания неожиданно рискнула и решила нас «прокатать». Это будет узкий, «туннельный», двухнедельный прокат. Но для меня это две недели радости: я могу пригласить родителей, родственников, друзей в кинотеатр посмотреть фильм, а потом обсудить его. Что же касается фестивального показа «Зеленой кареты» в кинотеатре «Океан», он… удивил меня. Аншлаг. Пере-аншлаг. Люди готовы были сидеть ступеньках в зале… Меня это безумно обрадовало. А слова, которые после просмотра говорили зрители, убедили, что это кино, снятое по реальным событиям, имеет полное право называться народным фильмом.

Ситуацию, которая описана в фильме, просто страшно примерять на себя. А вы не боялись?
Не знаю. Когда Господь посылает испытания такого уровня, я всегда прислушиваюсь к своей реакции. Первая была вопросительная: «Зачем мне это надо?» Я отказался. Второй раз подумал более серьезно и… все равно отказался. А когда мне в третий раз сделали предложение, я рассмотрел материал очень внимательно. Перечитал. Продумал. И согласился. Страшно ли было? Сама тематика фильма вынудила меня сделать все возможное, чтобы не думать над сценарием, не проецировать историю на свою личную жизнь. Я буквально избегал мысли представить себя на месте моего героя. И моя актерская игра – полная фантазия. Фантазия моих эмоций, моего внутреннего самоощущения. Это чистый профессионализм, ремесло. Хотя уверен: именно абсолютная искренность и понимание темы этого сценария позволили мне включить все мои рефлекторные мышцы.

Кстати, о рефлексах. Во многих фильмах вас жестоко бьют и даже убивают. Как ваш сын и дочери реагируют на такие сцены?
Знаете, ваш вопрос правомерен: кого бы я ни играл – подонка или положительного героя – без драки не обходится. Странно, правда? Что же касается детей, они не реагируют, потому что еще не смотрят эти фильмы. Дети только-только начинают осознавать, что их папа занимается каким-то весьма странным видом деятельности, который позволяет ему быть в телевизоре. Но недавно я специально снялся в детском фильме «Елки лохматые», категория «6+». Дети были на премьере, смотрели – меня переполнял восторг. А они плакали, потому что и там меня тоже били, и им было очень жалко папу…

А в жизни вы… забияка?
Нет. Но драться приходилось. К сожалению, я на добро реагирую добром, на хамство проявляюсь хамом, а в ответ на зло – видимо, по глупости своей – отзываюсь злом. Но в последнее время веду тотальную работу над собой и чувствую внутри определенные изменения, которые позволяют мне надеяться, что я становлюсь по-настоящему взрослым мужчиной. Для меня это очень важное направление. И не могу не признать, что мне очень повезло: меня окружают очень добрые люди. Рядом с ними хочется быть хорошим человеком. Тем не менее, я видел себя в очень нехороших ситуациях и знаю, что я – пограничный человек.

Понятно. Андрей, сейчас очень распространены так называемые актерские «междусобойчики»: одни и те же группы актеров переходят из сериала в сериал, из фильма в фильм. Вас тоже нередко можно увидеть в компании Марии Мироновой…
С Марией Мироновой у нас прямо творческий роман! Вновь и вновь встречаясь на площадке, мы смеемся: этого не может быть! С Машей мы учились в институте. Потом сыграли в фильме «Качели». Затем была картина «Измена», где я в очередной раз был ее мужем. Следом за ним – «Крик совы»… Завтра я уезжаю из Владивостока и приступаю к съемкам новой картины, где опять играет Мария Миронова, а мой герой безнадежно в нее влюблен. И я опять сказал: «Этого не может быть!» Продюсеры рискуют, используя наш дуэт, возможно даже, со шлейфом предыдущих киноисторий, предыдущих наших ролей, но мы в очередной раз убеждаемся, что наш творческий тандем сложился. Я уже предложил Марии Андреевне: когда нам исполнится по семьдесят, обязательно сыграть в спектакле «Уходил старик от старухи» – это потрясающая пьеса!

Время выучить роли еще есть... Вы много снимаетесь в сериалах – как думаете, почему сейчас они так популярны? Почему прокатное кино «уходит» в сериалы?
Это естественная ситуация. Тенденция такова, что мировой кинопрокат деградировал, а мы – следуем за мировой модой. Кино как вид бизнеса существенно изменило не только производственников, но и зрителей – люди сейчас рассматривают его как один из видов развлечения. Это не плохо. Но когда кино – только развлечение, и ничего более, оно страдает как вид искусства. Кинофестивали, кстати, порой делают все возможное, чтобы любовь к кино у зрителей напрочь пропала, потому что фильмы, которые предлагает фестивальная программа, часто находятся за гранью понимания обычным зрителем. Они элитарны, они являются искусством ради искусства. Но зрители не могут остаться неудовлетворенными в своем желании испытывать кино-катарсисы, выплескивать эмоции - ради них, собственно, и включается телевизор. Поэтому телевидение сейчас стоит во главе всего. Оно дает художнику творчески реализоваться, снимать смело, затрагивать любые темы… При этом процесс гораздо менее затратен. Почему же молодым (да и зрелым!) кинематографистам не воспользоваться предоставленным шансом? И появляются отличные сериалы. К примеру, «Синдром Дракона» – почему, как думаете, он хорош? Его снял Николай Хомерики! Кто бы мог подумать, что он возьмется снимать 12-серийное кино! А он взялся и снял прекрасно, проявляя свой недюжинный талант и сохраняя вкус, стилистику, почерк. Или Олег Погодин, который снял «Крик совы» и поставил этот сериал на высшую ступеньку российских сериалов… Таких примеров масса!

Скажите, успешный и самодостаточный актер может трактовать на площадке материал так, как он его видит и понимает?
В принципе, диалог всегда происходит. Если актера взяли как сильную творческую единицу, что предполагает со-трудничество, со-товарищество и подразумевает, что между режиссером и актером царит единодушие, то к его мнению обязательно прислушаются. Только так возможно созидание. Что же касается лично меня, то я убежден: не нужно на площадке снимать «свое» кино – нужно помочь другому рассказать «его» кино. Я должен понять, что хочет автор, и стать ему другом. Но параллельно рассказать про себя. Кино – коллективный вид творчества, микро-срез общества, в котором мы живем.

Чем порадуете в ближайшее время?
Этой осенью на экраны выйдет все, что накопилось! 5 октября состоится премьера фильма «Родина» Петра Буслова. Далее – кинокартина «Зеленая Карета», хотя я не уверен, что она будет представлена под этим названием. С нетерпением жду выхода фильма «Училка». Нереальное кино продюсера Алексея Петрухина, который дебютировал в качестве режиссера – степень его искренности и смелости просто зашкаливает! Эта история – мощная, острая и резонансная – отвечает на многие вопросы, которые ставит перед нами жизнь… А самое интересное – фильм снимался именно в той школе, где тридцать лет назад учился я и куда приезжал все эти годы только во снах…