Аня Герасимова-Spiering. Не такая, как все

Уроженка Владивостока Аня Герасимова своей красотой и талантом покорила Америку: она завоевала модные подиумы Калифорнии и Нью-Йорка, засветилась на обложках журналов GQ и Inspirare и пробует себя на актерском поприще. В ее фильмографии – «Письма» с Вайноной Райдер, «Затерянный мир» с Уилом Фареллом и оскароносная драма Бена Аффлека «Арго».

Сейчас, в тридцать с хвостиком, Аня чувствует себя увереннее, чем когда-либо. Набор оружия «борца за успех» прост: красота – это щит, целеустремленность – меч, а путь к мечте прокладывает непоколебимая вера в себя.

Аня, одиннадцать лет назад вы оставили свою родину Приморскую столицу и улетели в Соединенные Штаты жить и работать моделью. На тот момент вам уже исполнилось двадцать, что в модельном бизнесе считается поздним возрастом для начала карьеры в модельном бизнесе. У вас не возникало мысли, что ничего не получится?

Я себе этого вопроса даже не задавала – поездка в Америку казалась мне счастливым лотерейным билетом. Я отправлялась туда в уверенности, что для меня открываются все двери сразу. Жизнь начиналась с чистого листа. Так оно и произошло. Каждую съемку, каждый показ, каждый кастинг я воспринимала как последний и была настолько счастлива участвовать во всем этом процессе создания красоты, что если бы мне кто-нибудь сказал, что это мой последний день жизни, я бы спокойно ушла на покой, зная, что сделала то, о чем мечтала.

Как начался ваш путь модели в США? 

Моим изначальным спонсором и пропуском в США стало модельное агентство Сан- Франциско City Models. Мама, будучи в Америке, принесла сотрудникам агентства мои фотографии, и они в них влюбились. Оформление документов заняло более двух лет, так что мне пришлось терпеливо ждать и усердно работать, чтобы доказать правительству США: я достойна рабочей американской визы. Наконец, ее выдали, я приехала в Сан-Франциско, и агентство стало со мной работать: мне намекнули о возрасте, посоветовали изменить имидж, чтобы казаться моложе, и отправили на фотосъемку. Питер Джонс, тогда никому не известный фотограф, был первым, кто сделал для меня и агентства фотографии. Я прекрасно помню день этой фотосессии: большая студия, ослепительный свет, чернокожий парень фотографирует меня... Было страшно и интересно одновременно. Когда я встала перед камерой, то от волнения забыла все модельные приемы: как позировать, работать с фотографом и т. д. А потом увидела свое отражение в объективе. И страх как рукой сняло. Я как бы позировала самой себе...

Эта фотосессия стала не просто одной из первых, но и одной из лучших в моем американском портфолио. Снимками Джонса я пользовалась следующие пять лет – они мне открыли дорогу на первые модельные показы, включая Неделю Высокой Моды в Нью-Йорке. Там я работала с лучшими дизайнерами и стояла на подиуме со знаменитыми топ-моделями, например, с Наоми Кэмпбел.

Звучит как в сказке. Вся ваша карьерная дорога была такой гладкой?

К сожалению, а может, и к счастью, нет. В том же Нью-Йорке у меня был жизненный урок, который оставил яркий след на моем восприятии модельного бизнеса. Тогда я только делала первые шаги по американским подиумам. Одна из девушек-моделей решила мне «помочь» в этом нелегком деле – она рассказала про своего хорошего знакомого, который заинтересован в молодых талантах и обладает большими связями в модельном бизнесе. Я, конечно же, захотела с ним познакомиться, показать ему свое резюме – вдруг повезет.

Офис на Пятой авеню плавно перетекал в роскошную квартиру с неисчислимым количеством комнат. Девушка представила меня мистеру Икс, а сама удалилась. Мужчина среднего возраста в дорогом костюме – невооруженным глазом было видно, что он невероятно богат – посмотрел мое портфолио, сказал, что у меня большой потенциал и велел своей секретарше договориться о съемках. Он спросил про размер моего платья и поставил перед фактом, что сегодня мы идем на VIP*-вечеринку, где соберется весь нью-йоркский бомонд, и там он представит меня нужным людям. Я почувствовала себя Алисой в Стране Чудес! Сбывались заветные мечты! Мистер Икс, между тем, попросил помассировать ему плечи. Было неудобно отказать человеку, который только что пообещал мне манну небесную, и я согласилась. Он разговаривал по телефону, я массировала плечи, а как только телефонный разговор закончился, он начал медленно снимать с себя рубашку, приглашая меня пройти в спальню. И тут Алиса проснулась.

Он, видимо, не ожидал от меня такой бурной реакции: я начала кричать, высказала все, что думаю про такие дела, про него и про мужчин его типа… Вначале он испугался сумасшедшей русской, а потом, дождавшись, когда я успокоюсь, посадил меня на диван и сказал: «Слушай, девочка, если ты чего-то хочешь добиться, нужно забыть о своих принципах и идеалах. Нужно быть «здесь и сейчас» и делать то, что тебе говорят. Сейчас у тебя есть реальный шанс начать строить свою карьеру. Ты должна перестать быть ребенком и стать взрослой!»

Мне было очень больно слышать эти слова – я верила, что есть другие пути к успеху. Наверное, иногда нужно потерять себя, чтобы чего-то добиться. Но это был не мой выбор. Я развернулась и ушла. Больше этот человек в моей жизни никогда не появлялся, не случались и подобные случаи... Не знаю, как сложилась бы моя жизнь, уступи я тогда, может быть, я стала бы топ-моделью, а не просто моделью, заработала бы миллионы. Но если бы меня вернули обратно в тот день, я бы поступила так же, как тогда.

Модельный бизнес в принципе достаточно жесток своим «естественным» отбором. А что тогда говорить про соперничество? Как удержаться на безжалостной арене моды и не сломаться? 

Понять, что ты красивая, уникальная, что такой, как ты, больше нет нигде. Ко мне это понимание пришло в четырнадцать лет, когда на одном школьном конкурсе красоты мне от злости кто-то сказал: «Герасимова страшная! Вот посмотри на ту девочку, она красивая, а ты – чучело!» Самое смешное, что тот, кто это сказал, был прав – та девочка действительна была красивее. И в тот момент я осознала, что я – не она, я такая, какая есть. И в этом моя красота.

В модельном бизнесе нет друзей. Каждый готов переступить через тебя, лишь бы получить то, ради чего идет соревнование. Это так обидно, так глупо… Пройдя тысячи кастингов, я поняла, что абсолютно все девочки, приходящие на просмотр, по-своему прекрасны. Они такие разные! Невозможно сравнивать банан с огурцом и доказывать, что банан красивее огурца или наоборот! Получат они работу или нет, зависит не от степени красоты модели, а от идеи продюсеров или дизайнеров. Поэтому устраивается невероятное количество кастингов – они всегда ищут что-то новое либо уже заранее ими придуманное. И не нужно расстраиваться, если не прошла тот или иной отбор. Вот русская девушка пришла на просмотр, продюсеры готовы посмотреть всех, но для своего проекта они ищут нечто экзотическое и выбирают азиатку. Вопрос – есть ли смысл опускать руки и думать, что во всем виноваты широкие бедра?

Как вы себя чувствуете в роли «модели за тридцать»? 

Это совсем другой уровень мышления, выбора работы, другое восприятие моды и модельного бизнеса в принципе. Если еще до двадцати восьми я могла позволить себе ходить на кастинги для тинейджеров, то сейчас уже точно в эту категорию не вписываюсь. У меня появились морщинки, и они мне нравятся! При обработке снимков прошу фотографа не их ретушировать.

Не завидуете молодым девушкам? 
Нет, наоборот! Я прихожу на пробы, вижу много юных красавиц, и сразу же на моем лице возникает улыбка от осознания, что у них-то все еще впереди. Так хочется что-то подсказать им…

Каким был бы главный совет?

Помимо осознания своей уникальности я бы добавила в список советов две прописные истины, о которых почему-то 99 процентов девочек, окунувшись в модельный мир, забывают. Первое – правильно питаться и не морить себя голодом, как это делала, например, Изабель Каро (известная французская модель умерла от анорексии в 2010 году, прим. авт.). И второе – получить образование. Это я тоже поняла в юном возрасте... Тогда я была абсолютно уверена, что хочу быть только моделью, а значит, в образовании нет необходимости. И вот на одном из модных шоу во Владивостоке, не сделав и трех шагов по подиуму, я подвернула лодыжку. Проскакала по подиуму на одной ноге, зайдя за кулисы, упала кому-то на руки и закричала от боли. Сразу же вызвали «Скорую», меня отвезли в больницу, снимок показал перелом. Потом три месяца я лежала в гипсе, страдая от мысли, что один неверный шаг может погубить всю карьеру. И чуть позже поступила в ДВГУ на факультет иностранных языков.

Как думаете, с какого возраста можно начинать карьеру модели, чтобы ни тело, ни психика девушки не были травмированы? 

Можно и с раннего возраста, только если родители ребенка понимают, что воспитание, учеба, встречи с другими детьми и игрушки – на первом месте, а все модельные проекты – на втором.

А своего ребенка отдали бы в этот бизнес?

Нет. Если у него/нее возникнет сильное желание, если окажется, что модельный бизнес – то, чем мой ребенок действительно хочет заниматься, я окажу поддержку. А так, по собственному желанию, отдавать свое дитя в мир внешней красоты я бы не стала.

Если бы вы могли бы выбрать быть самой красивой или самой богатой, что бы предпочли?

Красоту – как внешнюю, так и внутреннюю. Это мое богатство.

Представьте, что сейчас у вас есть возможность на одно мгновение встретиться с той двадцатилетней Аней Герасимовой, которая сидит в аэропорту Владивостока с билетом в один конец… Что бы вы ей сказали? 

Слушай свое сердце и только его.

*вип

 

Текст: Александр Старостин

Февраль, 2014