Карен Шахназаров: «Будут кадры – можно снимать кино!»

Президент XIII кинофестиваля «Меридианы Тихого», кинорежиссерсценаристпродюсер, генеральный директор киноконцерна «Мосфильм», Заслуженный деятель искусств и Народный артист России Карен Шахназаров поделился мыслями о современном кино, главной идее кинематографа и герое нашего времени.

Карен Георгиевич, в мае 2015-го наша страна отпраздновали 70-летие Победы, в честь знаменательного события прошло много разных мероприятий. Но в российском кинематографе, мне кажется, эта громкая дата не была отмечена серьезными кинопремьерами. Почему?
Не могу с вами согласиться. На экраны вышли очень неплохие картины: «Битва за Севастополь», «А зори здесь тихие…», «Дорога на Берлин», одним из продюсеров которой являюсь я. Этот фильм, кстати, получил приз Ecumenical на международном кинофестивале в Монреале, а сейчас его приобрел «Первый канал» – может быть, в скором времени он будет показан широкой аудитории… Конечно, это не так масштабно, как, скажем, в советские времена. Но и кинематограф тогда был другим: СССР производил примерно триста фильмов в год, а современная Россия – около семидесяти. Разница, согласитесь, есть. Кроме того, уже выросло не одно поколение кинематографистов, для которых война и победа – что-то очень далекое. Это естественно, и ничего с таким восприятием не поделаешь. Но здесь нет никакой драмы.

В одном интервью вы сказали, что «в современном кино нет реальности того, как мы живем, фильмы отечественных режиссеров сняты не про нас». Отсутствие знания жизни – это, видимо, и есть кризис отечественного кинематографа?
Не исключено. Но, мне кажется, кризис возник по нескольким причинам. И решать проблемы нужно по степени их важности. Что же касается отсутствия знания жизни… Признаться, я очень давно не встречал во ВГИКе людей, похожих на Василия Макаровича Шукшина. Очень давно… А ведь в высших учебных заведениях кинематографа должны учиться не только жители столицы, но и российской провинции. Необходимо разработать специальные программы, определенные преференции, преимущества, которые стимулировали бы и мотивировали ребят из самых отделанных уголков страны поступать на учебу. Конечно, это не означает, что москвичей и петербуржцев не надо учить! Но нужен баланс.

Кто в кинематографе сейчас, на ваш взгляд, является «героем нашего времени»? Чей образ наиболее близок и понятен жителям современной России?
Трудно сказать однозначно. Думаю, из-за того, что наше общество очень фрагментарно, трудно найти одного-единственного героя, который бы своим мировоззрением, мировосприятием и мироощущением, что называется, «попал в точку» для всех.

Посоветуйте, как же тогда искать темы, которые будут созвучны зрителям?
Если начинать искать темы и героев… Вы их не найдете! Все как-то само собой получается. Я, например, до сих пор не знаю и не могу понять, как «поиск темы» происходит. И, честно говоря, никогда особо над этим не задумывался. Хотя не однажды снимал фильмы, где были действительно… герои. Такие вещи невозможно проанализировать. Как бы высокопарно не звучало, но это – творческий процесс, где нельзя что-либо высчитать, предугадать. Все происходит спонтанно, интуитивно. И я не знаю, какой герой сейчас нужен и как его создать.

А вообще в современном российском кино есть основная идея?
Идеи в кино, как и в самом искусстве, могут и должны быть разными.

Как вы ищете свои?
Они сами собой приходят. Я не ставлю перед собой задачи найти идею! Ищу, как правило, интересную историю, захватывающий материал, особенного человека, после встречи с которым может родиться идея нового фильма. Иногда просто происходит уникальная для меня ситуация, вокруг которой я начинаю придумывать историю. Потом, конечно, я в нее вкладываю какие-то идеи – то, что, собственно, хочу тем или иным фильмом сказать. Но это не первостепенно и происходит как-то… ненавязчиво, нетрудно. Может, у других все иначе?

Что послужило вдохновением для создания фильма «Белый Тигр», который вы представляете на кинофестивале «Меридианы Тихого»?
Книга Илья Бояшова. Мне очень понравилась его история! Это вариант русского Моби Дика – согласитесь, похожи чем-то? Речь ни в коем случае не идет о плагиате – у Бояшова все очень оригинально и самобытно.

«Белый Тигр» оказался дорогим проектом?
Достаточно дорогим, да.

А как вы относитесь к малобюджетным проектам: предположим, у режиссера есть желание, масса идей, но нет денег – стоит ли браться за работу?
Деньги, конечно, очень важны в кинопроцессе, но не они играют решающую роль в создании фильма. Я делал картины совсем малобюджетные – довольно популярный в свое время фильм «Курьер» даже по советским меркам «стоил» очень недорого. «Американская дочь», которую я снимал в США, тоже обошлась практически без капиталовложений – в картину, как сейчас помню, было вложено триста тысяч долларов. Конечно, сдучались и серьезные в финансовом отношении проекты, но их успех, поверьте, зависел не только от большого бюджета!

Чем, как думаете, чреват тот факт, что наше государство оказывает кинематографу очень мало внимания?
В принципе, можно перефразировать известное изречение: «Если не хочешь кормить свою армию, то будешь вынужден кормить чужую». В кино так и происходит: на мой взгляд, современное российское кино очень слабое. Зато сильное телевидение – у нас большое количество сериалов, которые, в конечном счете, компенсируют малое количество хороших художественных фильмов. Сериалы ведь, как бы там ни было, тоже своего рода форма кино, которая сейчас довольно успешно развивается. Но настоящего кино, которое предназначено для показа, в России явно недостаточно. Франция, к примеру, делает четыреста картин в год! Швеция – пятьдесят. А мы – семьдесят. Сейчас, может, еще меньше…

Карен Георгиевич, во Владивостоке очень много говорят о создании собственной киностудии – пожалуй, со времен первого кинофестиваля «Меридианы Тихого». Такая вот мечта. Как думаете, чтобы она сбылась, необходима инициатива власти, частные инвестиции или что-то иное?
Мне кажется, это изначально неправильная идея. Она, кстати, зреет во всех регионах России, и о ней мне рассказывают везде, куда бы я ни приезжал. Но нигде создание киностудии так и не становится реальностью. Понимаете, чтобы построить настоящую студию для производства фильмов, нужны огромные капиталовложения. Но насколько рентабельной будет эта киностудия? Я отвечу вам на этот вопрос: скорее всего, она будет совершенно не рентабельной. Для рентабельности киностудии нужен очень большой объем производства. Владивосток попросту не сможет его обеспечить.

Но не исключено, что здесь станут работать не только дальневосточные  кинематографисты, но и представители Юго-Восточной Азии…
Мне эта надежда кажется довольно-таки наивной, ведь в странах Юго-Восточной Азии есть свои киностудии, причем, их немало. Зачем, скажите, кинематографистам Китая, Кореи, Сингапура работать во Владивостоке?

Значит, от создания киностудии отговариваете?
Нет, ни в коем случае не отговариваю, но лично мне эта идея кажется притянутой за уши. Я понимаю ваш главный довод – наличие киностудии даст толчок развитию кино на Дальнем Востоке. Но развивать кино, поверьте, можно и без киностудии, как, например, это делают в Якутии – там снимают по восемь-девять фильмов в год! В Якутии тоже нет киностудии, а если требуется сделать что-то серьезное, и без киностудии никак не обойтись, якутские мастера приезжают в Москву. Согласитесь, это более рентабельно, чем строить свои собственные павильоны. Для съемок фильма, «обычного», хорошего или даже гениального, нужны, в первую очередь, техника и знания, но никак не киностудия. Говорю вам как директор киностудии: это очень серьезный и очень затратный процесс. Единственная реально рентабельная киностудия в России – киноконцерн «Мосфильм». Но поймите, мы находимся в самом центре российского кино- и телепроизводства! Причем, телевидение у нас в приоритете. Ни одна киностудия – российская ли, американская или азиатская – не сможет выжить без телевидения, оно занимает семьдесят, а где-то и восемьдесят процентов студийной работы. А во Владивостоке есть серьезное телепроизводство? Дай бог, чтобы ваш город развивался, и телевидение – тоже, но опять же – нужно ли во Владивостоке такое количество телеканалов, как в Москве? Думаю, нет. Развитие кинематографа – это, прежде всего, подготовка кадров: режиссеров, операторов, художников. Будут кадры – можно снимать кино. Не будет кадров – наличие собственной киностудии не поможет.

Вы являетесь президентом кинофестиваля «Меридианы Тихого». Как оцениваете его значение в российском и международном кинематографе?
Думаю, этот фестиваль нужен. Он пробуждает интерес к кинематографу на Дальнем Востоке, участвовать в нем приезжают известные российские и азиатские кинодеятели, а это значит, что фестиваль «Меридианы Тихого» имеет все шансы стать и значимым событием в мировой киноиндустрии.