Леонид Гуревич. Король вечернего платья

…Этого интервью мне пришлось ждать больше трех месяцев. И не потому, что Леонид не соглашался на встречу, наоборот – с большим удовольствием хотел встретиться со мной и поговорить, а потому, что его… невозможно поймать! Сегодня – показ в Нью­Йорке на выставке Mercedes­Benz, завтра – Неделя Моды в Лос­Анджелесе и так беспрестанно...

Но, наконец-то, день был выбран, встреча назначена: время суток – вечернее, место – бар в центре Манхеттена, элегантный, утонченный и стильный, как и сам Гуревич. Здороваясь с первоклассным дизайнером и рассматривая его с ног до головы, я сразу же подумал о том, что джинсы для такой встречи мне стоило бы надеть помоднее, да и рубашку выбрать другую... И перед тем, как полностью погрузиться в увлекательнейшую беседу, решил, что завтра же пойду по магазинам обновлять свой гардероб.

Леонид, в первую очередь, мне, конечно же, не терпится узнать, каков ваш стильный прогноз на будущее? Что будет модно завтра?

Я наблюдаю уход от простоты. В моде наступает эпоха культурного Ренессанса, и меня это радует несказанно. Людям, наконец, надоело, что им пудрят мозги пустыми холстами в галереях, им надоело безликое шмотье, преподнесенное как шик, «минимализм» видите ли. Индивидуальность снова актуальна. Люди соскучились по чувствам, им нужен уход от реальности, они опять тянутся к интересному.

Заметно, что сейчас мода возвращается на круги своя. Почему это происходит – нет новых идей или классика бессмертна?

Дело в том, что, хоть периодически и появляются гении типа Ирис Ван Харпен, в основном мода ходит кругами. Существуют целые исследования, почему что-то снова модно, а что-то еще нет. Дело не в идеях, потому что основ не так уж и много, a в интерпретациях – они бесконечны. Трактовок, вариаций «на тему» может быть сколько угодно, и они порой отдаляются от первоисточника настолько, что кажутся новыми идеями.

Недавно вышел документальный фильм об экс-главном редакторе журнала Vogue Диане Вриланд, рассказывающий об изумительном вкусе и невероятных креативных находках этой женщины. Диана могла потратить уйму денег, чтобы создать какой-то модный шедевр, будь то платье для модели, декор для интерьера или необычный дизайн сада. Такие проекты обходились невероятно дорого, и все – для того, чтобы запечатлеть один снимок и опубликовать его в журнале, который через месяц уже будет неактуален. А теперь представьте, что у вас уйма денег. Как думаете, какую максимальную сумму вы могли бы потратить, чтобы создать новый шедевр – то же платье? Есть ли вообще экономический лимит для моды?

У журналов есть бюджет, специально выделенный на то, чтобы создавать удивительные снимки, которые потом становятся классикой и продолжают вдохновлять новые поколения читателей... Вриланд выстраивала имидж журнала, престиж. А это как раз архиактуально, причем не от номера к номеру, а всегда, потому что именно эти снимки и обеспечат журналу бессмертие. То же самое с платьями, да с чем угодно – если есть возможность создать нечто на высоком уровне, то какой смысл ограничиваться в средствах и идти на невыгодный компромисс cо своей изначальной концепцией?

Что для вас значит выражение «хороший вкус»?

Для меня лично хороший вкус – это нестандартное мышление вместе с умением видеть себя со стороны, осознание себя в пространстве и понимание производимого эффекта. Дурной вкус, опять же, для меня лично – это некие избитые стереотипы... Квадратный маникюр, например, когда каждый палец заканчивается лопатой... Ума не приложу, кто и когда ввел это уродство в моду и кто первый на это купился. Пальцы с овальными ногтями кажутся гораздо более длинными и утонченными, женщина с такими ногтями ассоциируется с пантерой, руки же с квадратным маникюром похожи на экскаватор. Татуировки у женщин на груди отвратительны, и это при том, что я совершенно не старомоден.

 

Платье: LEONID GUREVICH; Фото: Alena Soboleva/Алена Соболева; Шляпа: Anya Caliendo Atelier/Аня Кальендо Ателье; Колье: Andy Lifschutz/Энди Лифшиц; Прическа и макияж Nina Mua/Нина Муа; Модель: Magdalena Strama/Магдалена Страма

У вас есть любимое платье из тех, что уже создали?

Первое платье, которое я сделал для Людмилы Гурченко, самое любимое. Все вдохновение, полученное от нее с момента, когда увидел впервые, воплотилось в этом платье. Она снялась в нем для журнала, появилась несколько раз на концертах, а потом сама добавила перьев на подоле, украсила камнями кружево и играла в нем до последнего дня в спектакле «Похищение Сабинянинова». Это платье стало нашим с ней дизайнерским дуэтом, потому что она не просто надела его, а добавила к нему свое видение. Что может быть круче?

Людмила Гурченко была иконой советской моды. Кажется, во времена Советского Союза никто не наряжался так экстравагантно, как она. Как началось ваше сотрудничество?

2005-й год. Концерт в Филадельфии. Она спустилась в зал во время песни, подошла ко мне, я встал, и мы медленно двигались, пока она пела: «От того, что пахнет липа иль роса блестит, от тебя, такой красивой, глаз не отвести…» Время остановилось. Волшебно поблескивало ее платье, расшитое павлиньими перьями, а я смотрел на нее и совершенно ни о чем не думал... Но после этого вечера у меня появилась уверенность, что я буду делать для нее наряды.

Все, что я создавал для нее, подходило ей идеально. Она обо мне говорила: «Он, кажется, думает, что мне все еще двадцать пять» (улыбается).

Гурченко уникальна. Я намеренно не говорю о ней в прошедшем времени, потому что она никуда не делась. Гурченко сама по себе произведение искусства, как Мона Лиза, как «Лунная соната», которые существуют вне времени. Те фильмы, которые зрители любят и цитируют годами, даже они – только крохотная часть айсберга, и это при том, что за свою жизнь Гурченко сыграла в сотне картин. Лично я считаю, что настоящий талант и весь масштаб ее личности проявляется в ее интервью и в трех ее книгах – там, где она говорит своим языком, выражает свои собственные острые мысли. Есть столько записей, концертов, даже фильмов, о которых широкая публика не имеет понятия!.. Еще многие годы Гурченко будет открываться людям новыми и новыми гранями.

Лил Ким, Дафна Гиннесс и другие всемирно известные иконы стиля были замечены в ваших платьях. А с кем из российских знаменитостей вы хотели бы поработать?

С удовольствием поработал бы с Ренатой Литвиновой. Я считаю ее полноправной наследницей Гурченко. Они обе обладают удивительным чувством стиля, ни на кого непохожей манерой поведения – элегантнейшим образом плюют в лицо всему серому и обывательскому. Мне кажется очень символичным, что хрустальную астру в номинации «Легенда стиля» Людмиле Марковне вручала именно Литвинова.

Еще мне интересна Ксения Собчак. Она – настолько одиозная личность, что не может не интриговать. Также в качестве стилиста я хотел бы поработать с Иваном Ургантом – для мужской истории. Ургант – это человек из будущего. Мне все импонирует в нем несказанно.

Можете назвать известных людей, которые повлияли на вашу жизнь и карьеру больше всего?

Мадонна, Терри Мюглер, Людмила Гурченко, Фрида Кало и Дональд Трамп.

Кто нравится из современных дизайнеров?

У меня были два любимых дизайнера – Александр Маккуин и Джон Гальяно. Они, каждый по-своему, для современной моды сделали то же, что в свое время сделали Чарльз Уорт, Чарльз Джеймс и Кристиан Диор, а именно – создали волны невероятной мощи и подняли планку для многих последующих поколений. Сегодня мне безумно нравится Маниш Арора, особеннотеперь, когда я напрямую работал с его вещами на сьемке в Бель-Эйр и видел их вблизи. И, конечно, Айрис Ван Херпен. Я убежден: она – инопланетная. Ну не может человек создавать такое!

Как вы оцениваете, талантлив дизайнер или нет?

Талант возбуждает. Это чувство не перепутаешь ни с чем. Когда видишь нечто талантливое и ощущаешь прилив вдохновения, то… вот это оно! У меня совершенно отсутствует чувство зависти. Наоборот, всегда радостно за талантливого человека, за его успех. Людмила Гурченко пела в одной из песен: «За талант я все прощу», –это про меня.

Даже многие профессиональные артисты искусством занимаются в свободное от основной работы время, то есть от той работы, которая им приносит стабильный доход. К вам это не относится: дизайнер – ваша профессия, вы посвящаете ей все время и неплохо на этом зарабатываете. Как думаете, какими качествами нужно обладать, чтобы работать дизайнером «на полную ставку»? В чем секрет успеха дизайнера?

Дизайнер должен быть хорошим психологом – раз. Он должен найти эксклюзивный подход к каждому из звеньев в бесконечной цепи – от продавца ткани в магазине до того, кто делает выкройки, до швеи, до модели, до фотографа… А ведь каждый из них – со своим эго и собственным мнением о твоем дизайне.

Дизайнер должен иметь свой голос и свое лицо, а не быть очередным шаблоном – два. Он должен быть современным, быть в курсе происходящего, не теряя при этом себя. Это нелегко, но зато интересно. Считается, что дизайнеры ведут гламурный образ жизни, пребывают в нескончаемом вдохновении, целыми днями рассматривают красивые ткани, потягивая шампанское, но на самом деле работа над коллекцией является одним из самых мучительных и напряженных испытаний. Когда хочешь быть дизайнером, чтобы просто создавать красивую одежду, ты и понятия не имеешь, во что ввязываешься в перспективе!

Дизайнер должен иметь броню вместо кожи и железные нервы. Но в этом и заключается парадокс, потому что дизайнерами становятся исключительно люди с тонко устроенным внутренним миром, что само по себе подразумевает деликатность натуры, а для того, чтобы выстоять в мире моды, нужны пуленепробиваемость и несгора-емость. И eсли ты, помимо всего прочего, не в состоянии каждый раз «за руку» провожать свою идею от изначального эскиза до окончательного результата – фото в журнале, вещи в шоу-руме, а затем и в магазине, то тебе нечего делать в этой профессии, и твой талант не стоит ни гроша. Вот в том, чтобы не раствориться, не плясать под чужую дудку, а отстоять свое видение, выдержать испытание временем, и состоит секрет успеха. Я никогда не говорил об этом, может быть, первый раз – тебе, здесь... Пусть публика продолжает считать, что все очень гламурно и легко.

Рассматривая ваши работы, я не нашел ни одной мужской модели, кроме, конечно же, вас самого! Почему вы не работаете с мужскими костюмами?

Спасибо за комплимент, только я не модель. Я надеваю вещи других дизайнеров, чтобы привлечь внимание к талантливым людям, в которых верю. Для мужчин нелегко придумать что-то необычное и в то же время крутое. В мужской моде, как правило, либо ничего не меняется годами, и мелочи типа лишней полоски или пуговицы считаются революционным переворотом, либо предлагается такая чушь, которую мужчины никогда не наденут. Но я знаю, чтонужно мужчинам, я все придумал, есть сильные идеи для мужских линий, которые я выпущу в свое время. Кстати, я веду переговоры с одной компанией о сотрудничестве над капсульной коллекцией для линии мужских аксессуаров, так что все очень интересно... (загадочно улыбается).

Жакет и юбка: LEONID GUREVICH; Фото: Alena Soboleva/Алена Соболева; Шляпа: Anya Caliendo Atelier/Аня Кальендо Ателье; Прическа и макияж Nina Mua/Нина Муа; Модель: Paige Krejci/Пейдж Крежи, Агентство DIRECT

Kак вы выбираете моделей к своими костюмам?

Очень важно, чтобы модель несла искру и непринужденно продолжала тему коллекции. Выбор внешности моделей зависит от темы, но размеры, безусловно, должны придерживаться определенных параметров, чтобы дизайнера воспринимали серьезно – это не моя прихоть.

Говорят, «нельзя судить о книге по ее обложке». Вы с этим согласны?

Нет. Идея обложки, внешнего вида, как раз и состоит в том, чтобы завлечь, заинтриговать, дать понять, что именно эту книгу стоит выбрать из миллиона других; именно этого человека стоит узнать лучше. Первое впечатление очень важно для меня. Если кто-то выглядит скучно, то я могу даже не дождаться момента, чтобы увидеть, насколько замечательным человек может быть в потенциале. Вот почему очень важно всегда выглядеть интересно. Есть всего один шанс, чтобы произвести первое впечатление, так отчего сознательно его обесценивать?

Kак считаете, талант может исчезнуть? Если рассматривать талант как живой организм, то нужно ли его «подкармливать»?

Талант – это мускул, и его, как и любой другой мускул, нужно развивать. Он не исчезнет, но может заплесневеть и испортиться. Необходимо ходить на выставки, общаться с интересными людьми, читать книги. Быть открытым всему новому, необычному, неординарному. Необходимо развиваться, рисковать. Не уходить от, казалось бы, неразрешимых задач, а решать их творчески.

Не боитесь однажды проснуться и понять, что идеи закончились, и вам нечего больше создать?

Нет, не боюсь. Я дизайнер, иллюстратор и стилист. Мне есть, из чего выбирать. Творческий человек всегда найдет выход. Всегда.

Работая с заказчиком, вы испытываете страх не оправдать ожидания?

Нет. Страхов у меня всего два – не оправдать свои собственные ожидания от проекта и то, что в японском ресторане мне дадут недостаточно имбирного соуса! (смеется)

Стиль: Leonid Gurevich/Леонид Гуревич; Платье: LEONID GUREVICH; Фото: Miss Aniela Photography/Мисс Аниела Фотографи; Браслеты, кольца: Clara Kasavina/Клара Касавина; Колье: Marina Prokopiva/Марина Прокопива; Прическа: Numi Empire/Нуми Эмпайр; Макияж: Nadine Vendryes/Надин Вэндрюс; Модель: Annabelle Lyttle/Аннабель Литтл

 

Какой ваш девиз по жизни?

Дональд Трамп говорит: «Делайте то, что любите, и вам никогда не придется работать». Абсолютно точно. Я могу не спать несколько ночей подряд, если работаю над увлекательным проектом, и все равно получаю одно удовольствие.

Как считаете, красота спасет мир?

А она и так спасает. Каждый день. Вид красивого человека в красивой, интересной одежде заставляет подтянуться, захотеть самому стать интересней, красивее, лучше, наконец. Разве не это важно? Красивая внешность напрямую связана с личным успехом, успехом в карьере. К красивому человеку тянутся окружающие. Красивому человеку сойдет с рук то, что некрасивому не простят. Еще Марина Цветаева констатировала: «Любят красивых, некрасивых – не любят. Таков закон в последней самоедской юрте, за которой непосредственно полюс, и в эстетской приемной петербургского «Аполлона». Печально, несправедливо, но это факт. И именно дизайнеры делают все возможное, чтобы помочь человеку достичь этой самой красоты, скрыть недостатки, подчеркнуть достоинства, приблизиться к канонам. Я считаю, что каждый следующий красивый человек – это прямая проекция на красивое общество в целом. Это то, чем я занимаюсь и чему посвящена моя жизнь.

Текст: Александр Старостин