Недетские куклы Паши Сетровой

С яркой улыбкой и распростертыми объятиями она встречает меня на пороге своей небольшой, но уютной квартиры на западной стороне Манхеттена. Прямо с порога, не дав отдышаться (пять этажей пешком), приглашает в свою мастерскую –­ маленькую отдаленную белую комнату с видом на Большое Яблоко. Здесь она ежедневно делает своих детей.

Дети фарфоровые и в основном девочки. Рождаются они уже с идеальной женской фигурой – пышной грудью и длинными ногами, на теле – шикарное платье, на губах – помада, на голове – модная шляпка, между пальцами – тонкая сигарета. Их заботливая мать – Паша Сетрова, художник, дизайнер, модель, артист оригинального жанра и просто красавица.

Ты помнишь свою первую сделанную куклу?

Да. Это был Никколо Паганини – я вырезала его из свечки. Он в тот же день у меня сломался. Тогда я пошла в канцелярский магазин и купила специальную пасту для моделирования... Слепила десять человечков с болтающимися руками и ногами, надела на них костюмы ­– тогда думала, что одна такая креативная. Уже хотела сделать выставку, но для начала решила показать их своей подруге. Подруга сказала: «Да, неплохие, но в ЦДХ (Центральный дом художника в Москве. прим. ред.) лучше». Я пошла, посмотрела и очень расстроилась. Красивые фигуры за тысячи долларов были несравнимы с моими. Первая мысль: «Хочу научиться такому же мастерству!» И я пошла на специальные курсы по моделированию кукол. На первой же выставке продала свою куклу. Так все и началось.

Художники средневековья в скульптурах и картинах превозносили определенный эталон женской красоты: розовые щеки, пышная грудь, полнота… Твои же фигуры, наоборот, бледные, экстремально худые, с небольшой грудью и длинными ногами. Так ты видишь современную девушку?

Так я вижу себя. В каждой из кукол есть часть меня, я бы даже сказала, каждая кукла – это я сама, только в разных образах. Я сама себе модель для подражания в прямом смысле этого слова – ставлю перед собой зеркало и начинаю лепить. Если мне нужен вид сзади, прошу, чтобы меня голой сфотографировали с разных ракурсов. Я проношу все через себя, как истинный художник, прямо как Леонардо Да Винчи, который писал Джоконду, – существует версия, что Джоконда во многом отражает черты лица самого художника… Тоже самое у меня, скульптора. Думаю, если бы у меня было три ноги, все мои бы куклы были бы трехногими.

У некоторых писателей случается так, что при написании романа главный герой обретает свои черты характера, становится независимым от писателя и уже сам диктует правила и развивает сюжет самостоятельно. В итоге писателю приходится подчиниться образу героя. Случалось ли у тебя что-то подобное при создании кукол?

В мастерской постоянно висят эскизы будущих кукол – я продумываю досконально костюм, форму куклы, цвет и т.д. В конечном итоге никогда не совпадает то, что я задумала, и то, что получилось. Конечно, тут многое зависит от технических деталей – ты берешь понравившуюся ткань, чтобы сшить себе определенное платье, но ткань может быть   неподатливой – у нее своя структура, свое свойство ложиться и не укладываться. Я обычно считаю, что скульптура удалась, если она хотя бы на 80% совпала с образом, который изначально был у меня в голове. 20% я оставляю кукле, чтобы она сама решила, как хочет выглядеть – независимо от меня. Этот такой профессиональный компромисс.

Почему ты решила переехать в Нью-Йорк?

Потому что поняла: если хочу быть на мировом уровне, нужно жить в Мировой столице.

Как в Штатах отреагировали на твои работы?

Я выставляла свои работы в России и за рубежом – в Германии, Латвии, Японии и сейчас в США. Интересно, что ни в какой другой стране, за исключением Америки, меня ни с кем никогда не сравнивали. А в Нью-Йорке сразу отреагировали – конкурентка Тима Бертона!

Интересно. Мне, например, первую очередь на ум пришел образ Леди Гаги.

Про Гагу пока ничего не говорили. А вот про Бертона – каждый второй. Многие американцы видят в моих куклах черты, схожие с персонажами его фильмов «Труп невесты», «Эдвард руки-ножницы» и «Алиса в стране чудес». Может мне пора уже позвонить ему и предложить сотрудничество!? (улыбается)

Вообще, и в России, и Америке мои работы очень любят. На выставках люди с большим удовольствием фотографируются с моими куклами, восхищаются, считают их олицетворением современного искусства. Однако уже не раз я слышала, что в моих куклах есть какая-то острая энергетика. Так о них отозвался известный коллекционер Вадим Зверев. Такое же мнение высказали некоторые американские арт-агенты, которым я предлагала сотрудничество. С большим интересом отозвались о моих работах во Флориде. Там я нашла единомышленников, которые заинтересованы в спонсировании моих проектов, и сейчас мы работаем над тем, чтобы открыть свою собственную галерею в Майами.

Изначально кукла воспринимается как детская игрушка. Твои куклы предназначены для детей?
Точно нет. Мои куклы – только для взрослых. В них заложена сексуальная энергетика, точнее, я стремлюсь ее туда заложить. Это то, что придает им живость, привлекает внимание. Мне не раз говорили, что мои куклы очень живые. Одной из моих первых работ была спящая кукла. Я сделала ее с приоткрытым ртом, будто бы она дышит. Каждый, кто подходил к этой кукле, неважно, парень или девушка, говорил: «Я хочу ее поцеловать».

Какая твоя самая любимая кукла?

Ну, конечно же, та, что еще не создана.

Что больше всего из современного искусства тебя впечатлило в последнее время?

Фильм Педро Альмадовара «Кожа, в которой я живу». Я в принципе большая поклонница его творчества, однако, этот фильм меня особенно зацепил своей необычной идеей: переделать мальчика в девочку не по собственному желанию – это так жестоко, мне кажется. Хотя, в принципе, все его картины на грани чего-то острого, жестокого, будоражащего. Я хочу,  чтобы мои работы такими же были. Они не должны казаться белыми и пушистыми. Пусть в них присутствует какая-то негативная сторона, что-то на грани – чистого и постыдного, светлого и темного. Это цепляет внимание и заинтересовывает того, кто смотрит на кукол.

А если человек хочет чего-то обычного, светлого и радостного?

Пусть купит Барби.

Текст: Александр Старостин 

Май, 2013