Нина Аловерт. Фото на память

«Друзей моих прекрасные черты…» – так называется фотовыставка, которая 3 ноября открылась в галерее современного искусства «Арка» при содействии Генерального консульства США во Владивостоке. Ее автор – Нина Аловерт, знаменитый мастер балетной фотографии, театральный критик, автор и оформитель многочисленных книг, посвященных балетному искусству и величайшим танцорам современности.

Нина Николаевна, расскажите о вашей выставке. Почему были выбраны именно эти фотографии?
Выставка состоит из двух неравных частей. Первая часть посвящена балету – это главное, что я снимала всю жизнь. А вторая часть – фотографии моих русских друзей и хороших знакомых, с которыми я познакомилась в Америке и которые… сумели сделать в жизни что-то очень значимое. У меня, знаете, была кипучая жизнь, особенно в первые годы после переезда в США – я ходила и снимала всех, думая лишь об одном: возможно, когда-нибудь, когда нас уже не будет, эти снимки станут очень важными для всех – как свидетельство нашей эпохи. К счастью, мы дожили до того времени, когда границы не имеют особого значения, и можем друг с другом общаться. Но все равно годы ушли, наша волна поредела… Некоторых друзей, к сожалению, уже нет в живых. И фотографии – единственное, что осталось. Это исторические документальные портреты людей. Я не снимала их специально – мы просто жили, общались, работали, дышали одним воздухом, вместе ходили на выставки, на выступления и концерты… Я фотографировала их там, где они были, не выстраивая никаких композиций, под тем светом, который им светил…. Это вторая часть выставки.

Почему, скажите, иногда смотришь на фотографию и… не можешь оторвать взгляд? Что такое уникальный кадр?
Уникальный кадр для меня заключается в возможности передать мгновенное состояние человека.

Сиюминутное?
Бывает, что и сиюминутное. А бывает, что оно выражает суть, глубокое чувство, характер, вдохновение – то мимолетное проявление искусства на сцене или в жизни, которое тут же исчезает и повторить его невозможно. Вот, к примеру, на выставке есть фотография, где в редакции газеты «Новый американец» сидят Сергей Довлатов и другие сотрудники… В этом нет ничего, казалось бы, необычного. Рабочий момент. Но это – история. Давно, к сожалению, ушедшая, однако очень в свое время знаменательная… «Новый Американец» был важным событием в жизни русского общества в Америке.

Нина Николаевна, вы свои фотографии подразделяете, например, на хорошие и неудачные?
Конечно. Неудачные бывают, и их немало. А хорошие… Для меня лично хороши те, которые что-то выражают, например, исторический момент. Или на которых человек проявился в особом, быть может, несвойственном для себя, состоянии. Мне очень важно войти в контакт – не зависимо от того, на сцене или в жизни я снимаю человека. В эти мгновения возникает какая-то связь, и она остается на фотографии. Вообще, фотография – как и театр – для меня дело немного… мистическое. Очень интересный порой результат получается, неожиданный.

Диана Вишнева. Студия, Мариинский театр, Санкт-Петербург, 1996 год

С чего началось ваше увлечение фотографией?
Когда-то давным-давно, когда я училась в старших классах, мама подарила мне фотоаппарат... Большой, с пластинками размером на полстранички, на которые, как на пленку, нужно было снимать кадры, а потом проявлять при красном свете. Мама хотела, чтобы я наяву увидела процесс проявления пленки.

А почему вдруг такой… немножко странный для девочки подарок?
Нет, совсем не странный – мама всячески развивала меня, давала возможность попробовать и познать много самых разных интересных занятий. Именно она впервые привела меня в театр. Это случилось в 1947-ом году… Да, в 1946-ом мы вернулись из эвакуации, а год спустя в моей жизни случился Кировский балет – совершенно потрясающий спектакль «Спящая красавица», юбилей старейшего актера балетной труппы Николая Солянникова – он отмечал пятьдесят лет работы на сцене. Соляников играл Короля... И в каждом акте выдающиеся артисты того времени танцевали сольные партии. Это был парад-алле во главе с Галиной Улановой. Это меня потрясло. Предопределило мою судьбу. С тех самых пор я полюбила балет, и эта любовь оказалась  на всю жизнь...

Естественно, я мечтала иметь фотографии многих артистов балета. Особенно одного танцовщика… Но тогда в продаже были только открытки – студийные фотографии. Мне же хотелось фотографий в движении, на сцене… И тогда мама подарила мне фотоаппарат «Киев» – копию «Лейки», и такой же тихий – это был очень важный параметр, ведь я собиралась снимать спектакли! Один фотограф, который тоже снимал артистов для своего удовольствия, научил меня «азам профессии»: «В театре, – говорил он, – фотограф должен садиться во втором ряду на первое место. Во-первых, с этой стороны в оркестре гремят ударники, и работы фотоаппарата не слышно. А во-вторых, директорская ложа находится прямо сверху, и фотографа не видно!» Так я снимала очень много лет. Мне эти съемки доставляли огромное удовольствие, они стали любимым занятием, а потом – профессией.

Сейчас многие молодые люди, только взяв в руки фотоаппарат, называют себя фотографами. Как думаете, стоит ли в принципе учиться теории фотомастерства или все же главное – талант и вдохновение?
Я считаю, что талант от Бога всегда нужно поддерживать мастерством и профессиональными навыками. Сейчас, в эпоху современных фотоаппаратов, каждый может взять в руки диджитал-камеру и сделать квалифицированный снимок. Скажу больше – фотоаппарат все снимет сам! Но если вы не вкладываете в фотосъемку собственное видение, а просто «щелкаете» все вокруг, то… Безусловно, фотоаппарат сделает очень профессиональные кадры – четкие, с хорошим светом, все как надо! Но вот именно тут особенно будет заметно, что такое для человека фотография: нажатие на кнопку или истинное призвание. С технической точки зрения сейчас снимать очень просто. А вот снимать эмоционально, снимать притягательно – так, чтобы потом невозможно было оторваться от фотографии – по-прежнему трудно. Дано немногим. Нужно уметь видеть и чувствовать.

Сергей Довлатов выступает перед читателями. Нью-Йорк, 1987 год

Есть ли у вас какие-то принципы, правила в работе?
Да, конечно. Самое главное: если человек категорически не хочет, чтобы его снимали, не важно, на сцене или в жизни, – то снимать нельзя. Даже если он не говорит вам об этом, но вы знаете, что не хочет. Я часто фотографирую за кулисами: одни артисты относятся к этому спокойно, другие – просто не выносят. И я понимаю, почему – им это мешает.

Как-то в Берлине, в балете «Чайковский» Бориса Эйфмана, я снимала Владимира Малахова – на сцене и за кулисами. Потом спросила: «Володя, я тебе не мешала?» Он с безграничным удивлением мне сказал: «Я тебя даже не видел…» Вот насколько был вовлечен в образ. Это один вариант. А есть артисты, которые категорически не переносят даже вида фотоаппарата. Они могут сбиться, потерять настроение, эмоциональное состояние, ощущение сцены или контакт с партнером, со зрителем… Все эти тонкие связи фотограф способен нарушить.

Эрнст Неизвестный в своей студии, 1980 год

Существует мнение, что бывших актеров не бывает, и если артист сидит зрительном зале, он не столько наслаждается игрой коллег, сколько отмечает их успехи и промахи. Сидя в зрительном зале без фотоаппарата, вы… наслаждаетесь балетом или ищете удачные кадры, отмечая: «Вот здесь могла бы быть чудесная фотография? Это я должна была сфотографировать! Почему я без фотоаппарата?»
Бывает и такое. Я очень люблю балет сам по себе, без фотоаппарата, но иногда думаю: «Ах, какой кадр! И никто ведь не снял…» Впрочем, это не мешает мне получать удовольствие от спектакля или работы конкретного танцовщика. Я все-таки хожу в театр не как на работу. Это моя жизнь. Я люблю театр как благодарный зритель.

Он удовлетворяет вашу потребность в новых впечатлениях?
Нет, это просто любовь. К театру. К артистам. Любовь к искусству. Я очень люблю  искусство и не просто смотрю спектакль, не просто понимаю его – я нахожусь внутри. Более того, нахожусь в контакте с танцовщиками, которых чувствую и понимаю. Иногда даже могу записать словами то, что они чувствовали на сцене. И вот если в эти моменты я фотографировала… Вот это получались съемки! Незабываемые! С Михаилом Барышниковым. С Никитой Долгушиным. С Дианой Вишневой. С Юлией Махалиной. С Володей Малаховым...

Во Владивостоке вы посетите театр оперы и балета?
Очень надеюсь!

Пойдете с фотоаппаратом?
Нет. Я приду как зритель…

Текст: Юлия Удовенко
фото из личного архива Нины Аловерт.

Ноябрь, 2015