Павел Табаков: «Авторитет отца для меня нерушим!»

Молодой актер Павел Табаков – сын Олега Табакова и Марины Зудиной – представил на XII международном кинофестивале «Меридианы Тихого» новый художественный фильм «Звезда», за который уже получил «высшую оценку» от своих близких.

Павел, фильм «Звезда» – ваш первый кино-опыт. Как работалось на съемочной площадке?
Сложно пока оценивать… Совершенно другие ощущения, нежели на театральной сцене. Вначале было очень волнительно, как-то необычно. Но потом привык. Конечно, кино предоставляет актеру большую свободу действий. Но это чревато тем, что если ты облажаешься, то это навсегда. Не выдал в кадре то, что нужно, а его взяли и оставили фильме, и всякий раз смотря его, будешь понимать, что мог бы лучше. В театре есть возможность с каждым новым спектаклем совершенствоваться.

Не жалко было расставаться с шевелюрой – обрили-то в фильме почти наголо?..
Нет, абсолютно. Актерская профессия заставляет человека полностью перевоплощаться в образ. Жалеть о волосах не имеет смысла.

Родители читали сценарий прежде, чем вы дали согласие на работу в фильме?
Да, еще до того, как меня утвердили. Просто папа не отпустит ни одного своего студента сниматься, где попало.

Как вам работалось с режиссером Анной Меликян?
Очень легко. Анна – очень мягкий режиссер, много работала с актерами над ролями, в подробностях разбирала поведение и поступки киноперсонажей. Мы долго репетировали сцены в офисе, прежде чем выйти на съемочную площадку, как в театре, где всегда много читают, говорят, разбирают, обсуждают…

А что в работе оказалось самым сложным?
В фильме есть сцена, где мой герой пытается покончить жизнь самоубийством. Я простоял шесть часов на мосту, прежде чем остановилась какая-то машина, вышел водитель и сказал: «Пацан, не прыгай, не надо!». А все остальные просто проезжали мимо – им, видимо, было все равно. Безразличие к чужой жизни принимать очень трудно. Как-то грустно осознавать, что, по большому счету, всем на всех плевать.

В фильме ваш герой идет против воли отца. В жизни приходилось с таким сталкиваться?
Нет, авторитет отца для меня – нечто нерушимое. Даже когда он сказал, что любое двухколесное транспортное средство, кроме велосипеда, я получу «только через его труп», я воспринял это как должное. И никогда больше не заикался о скутере. Перечить его воле не стоит, он знает больше во всех вопросах. Отцы бывают, конечно, разные, но, думаю, главное предназначение любого отца – быть опорой. Отец – очень важная часть моей жизни. Он друг.

Вы родились в известной семье, и с самого детства были обречены на повышенное внимание со стороны посторонних людей. Сейчас, с выходом нового фильма, это внимание только усилилось. Не утомляет?
Нет, абсолютно. Мне намного легче, когда спрашивают о работе! Это психологическая фора, которая придает мне уверенность в себе, рождает понимание, что я не просто сын своих родителей, а нахожусь в начале своего собственного пути. Честно говоря, я устал слышать: «Как вам живется с такой фамилией?». Мне с ней нормально живется, я с другой жить не пробовал.

Вы уже почувствовали себя продолжателем актерской династии?
Прекрасный пример актерской династии – семья Янковских: Олег Иванович, Филипп, Иван… У меня же перед глазами пример моего брата, который ушел из актерской профессии в рестораторы. Наверное, именно это в какой-то степени и меня лишает уверенности в актерском будущем. Так что не зарекаюсь. Отец научил меня самому, наверное, главному правилу в жизни: надо любить то, чем занимаешься. И я благодарен ему за то, что научился понимать, в чем я действительно нуждаюсь, а что – минутная прихоть. Пока мне нравится то, что я делаю. Но если профессия станет в тягость, буду искать свое призвание в других областях. Когда работа не приносит удовольствия, нет смысла ею заниматься.

Вы обращаетесь к родителям за помощью и профессиональными советами?
Нет, я глубоко убежден: на сцене актер должен делать то, что требует от него режиссер, а не то, что советуют посторонние люди, которые не задействованы в съемочном процессе, не являются частыми гостями на площадке, где я работаю. Кроме того, хочу сказать, что вообще-то родители никогда не дают мне советов, а если и дают, то всегда очень завуалированно, чтобы, выслушав их, я принял решение самостоятельно.

Родителям понравился ваш кинодебют?
Отец пока еще не видел. А мама сказала, что я не опозорил фамилию! Думаю, это высшая оценка моей работе.

Достаточно банальная история про олигарха, его подругу и сына сделана настолько красиво, изящно и душевно…
Анна снимала фильм о женской судьбе, о женской любви, понимая, что делает, чувствуя определенные вещи. Поэтому и результат такой получился.

Сейчас в профессию пришло много талантливых и креативных женщин - они создают «женское» кино, которое мощно конкурирует с «мужским»…
Мне кажется, абсолютно не важно, кто делает хороший и качественный продукт, – мужчина или женщина. Главное, чтобы фильм был красивым, интересным и нес в себе какой-то глубокий смысл.

Павел, ваш отец был президентом первого кинофестиваля «Меридианы Тихого»…
К сожалению, он ничего не рассказывал мне об этом. Но я много слышал о «Меридианах Тихого» от других людей – гостей кинофестиваля. Они утверждали, что здесь показывают очень хорошее, интересное и качественное кино. Оказалось, это действительно так! По крайней мере, для меня представленные здесь российские, корейские, китайские, японские фильмы гораздо эффектнее тех, что делает Голливуд. На мой взгляд, это хороший фестиваль, и то, что я побывал на нем, для меня большая честь.

Текст: Юлия Удовенко
Фото: Вероника Стахеева

Ноябрь, 2014