Режис Варнье: «Французский шарм – тяжелая работа!»

Знаменитый французский сценарист и режиссер, автор оскароносного фильма «Индокитай», а также не менее знаменитых «Восток – Запад» и «Французская женщина», член международного жюри XIII кинофестиваля «Меридианы Тихого» Режис Варнье рассказал о своих фильмах, музыке и о том, чем его привлекает Юго-Восточная Азия.

Режис, здравствуйте. Очень приятно видеть вас во Владивостоке! Что стало решающим фактором в вашем решении приехать сюда, на берег Японского моря?
Я уже давно мечтал побывать во Владивостоке. Для меня это какое-то особенное место, конец железной дороги, конец России и, возможно, даже конец мира… Есть во всем этом какое-то волшебство, не находите? Естественно, получив приглашение посетить кинофестиваль «Меридианы Тихого» в качестве члена международного жюри, я не раздумывал ни минуты!

 В своем фильме «Восток – Запад» вы очень достоверно и правдиво показали Россию, причем, избежали банальностей, к которым зачастую прибегают многие режиссеры: водка, шапка-ушанка, медведи на улицах… Как вам удалось погрузиться в атмосферу нашей страны сталинского периода?
Мне всегда был особенно интересен именно этот период в истории бывшего СССР. Но я бы никогда не снял этот фильм без помощи Сергея Бодрова-старшего и Рустама Ибрагимбекова. Также у меня на площадке работали русские актеры: Сергей Меньшиков, Сергей Бодров-младший, Татьяна Догилева – они и придали картине столь вкусный аромат реальности. Именно реальности я, в первую очередь, и пытался добиться, воспроизвести, воссоздать. Я чувствовал, что если склонюсь к каким-то западным клише, то получится неправда. Фильм «Восток – Запад» достаточно известен в России?

Да. И очень любим многими. Потрясающее кино.
Я счастлив.

Расскажите, как проходила подготовка к съемкам, как вы подбирали артистов на роли?
Если честно, все это занято довольно много времени. Я путешествовал по Центральной Азии вместе со своим другом Сергеем Бодровым. И однажды он рассказал мне, что существовало какое-то специальное слово, которым называли людей, возвращавшихся из Европы обратно в Россию. Мы быстро развили эту историю – на ее создание ушло буквально два дня! Но чтобы она превратилась в сценарий, потребовалось полтора года... Я ездил в Санкт-Петербург, Одессу, Киев, Москву, встречался с разными актерами, проводил прослушивания и много размышлял, что для меня является первостепенным: найти пловца, который умеет играть, или актера, который умеет плавать? В конце концов, Сергей Бодров сказал: «Тебе надо познакомиться с моим сыном». Очень грустно сейчас говорить о нем в прошедшем времени… Сережа Бодров говорил по-французски – для меня это много значило. И не то чтобы он хотел быть актером… Он никогда не отказывался от шанса попробовать что-то новое. Поэтому и согласился сниматься в фильме… Потом Сергей Меньшиков рекомендовал мне Татьяну Догилеву. Так все и завертелось.

А где нашли потрясающую коммуналку, в которой происходило действие фильма?
Мы построили ее специально – это студийный павильон, в котором художник-декоратор из Санкт-Петербурга Владимир Светозаров воссоздал бытовую реальность тех далеких лет.

Музыка - очень важная часть всех ваших фильмов, она создает неповторимую атмосферу. Как вы работаете с музыкальным материалом, кто «ваши» композиторы?
Мне нравится работать с композитором Патриком Дойлом. Мы сотрудничали с ним в трех фильмах – «Индокитай», «Французская Женщина» и «Восток – Запад» и стали друзьями. Как работаем… Несколько месяцев я делаю монтаж. И когда чувствую, что фильм готов, звоню Патрику. Он приезжает в Париж, смотрит фильм, уезжает обратно в Лондон, увозя с собой видео фильма, и… начинает мечтать, попутно записывая какие-то неожиданно возникающие ноты и сочиняя целые композиции. Потом он звонит мне со словами: «Приезжай, я хочу тебе это показать!» Когда я приезжаю, он включает фильм и импровизирует, наигрывая какие-то мелодии… Знаете, что для него самое главное в этом процессе?

Что?
Он смотрит, как я реагирую! А затем мы начинаем размышлять, какой вариант музыки интереснее, какой – точнее передает смысл сцены… Так и идет работа. То же самое и с актерами. Главное – найти верную ноту. Только тогда попадешь на сто процентов.

Не могу не отметить, что в ваших фильмах снимались необыкновенно красивые женщины, носящие титул «настоящих француженок».
Если актриса не готова отдать на съемочной площадке все лучшее, что у нее есть, я ничего не смогу поделать. Так работать нельзя. Необходима определенная химическая реакция между режиссером и актрисой. Мы должны хотеть быть вместе. Каждая актриса должна быть уверена во мне, доверять мне, и если с самого начала выстраивать отношения правильно, то потом все будет легко. Не скрою, актрисы многого требуют от меня, но и я требую от них немало! И это единственный способ хорошо работать.

То есть французский шарм – тяжелая работа!
Безусловно.

В 90-х в мире прогремел фильм «Индокитай», за который вы получили «Оскара» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Насколько для вас важна эта награда?
Это признание очень значимо и ценно, но оно не изменило ни меня, не мою жизнь, ведь я не принял предложения работать в Голливуде. Нельзя быть голливудским режиссером и жить в Европе. Я не готов играть в голливудские игры. Мне не хотелось этого тогда, в начале 90-х, не хочется и сейчас. И еще один немаловажный факт: во Франции я сам принимаю решения по монтажу. В США эта прерогатива принадлежит продюсеру. И несколько моих друзей – американских кинорежиссеров – сказали: ты не сможешь так работать! Думаю, они были правы.

 

Сейчас на кинофестивале «Меридианы Тихого» вы представляете фильм «Врата» - о Камбодже 70-х годов прошлого века. Откуда у вас интерес к Юго-Восточной Азии?
Если честно, не знаю. Тот же «Индокитай», который я снимал во Вьетнаме, предложил мне сделать продюсер, так что изначально этот фильм – не мой выбор. Тем не менее, сюжет оказался мне близок, быть может, потому что Индокитай – очень важная часть Франции и по-прежнему очень много для нас, французов, значит. А «Врата» – подлинная история, экранизация автобиографической книги Франсуа Бизо «Портал». Это произведение не отпускало меня на протяжении многих лет.

В настоящее время много говорят о проблеме сценариев, проблеме поиска новых кинотем. У вас, как мне кажется, с этим трудностей нет. Где находите идеи для интересных фильмов?
Обычно сценарии для своих фильмов я пишу сам или в партнерстве с кем-то. Поэтому, действительно, все возникающие трудности могу решить самостоятельно. Чтобы написать хороший сценарий, требуется время. Когда работа окончена, я читаю сценарий и думаю: как все хорошо, как все плавно – на что же потрачено так много времени?!

А если говорить серьезно… Не знаю, как в России, но во Франции, на мой взгляд, работа сценаристов не слишком-то ценится, авторы сценариев получают гораздо меньше признания, чем заслуживают. Вся слава достается режиссеру, артистам... Думаю, это началось еще в 60-х годах прошлого века – со времени, которое мы называем «Новая волна»: тогда новомодные режиссеры сами писали сценарии, считая, что никто «посторонний» им не нужен, сами снимали фильмы с друзьями-приятелями, стремясь заполучить всю славу целиком. Но не надо забывать, что сценарист – это отдельная профессия! Вот в США, к примеру, сценаристу отводится очень важная роль – в отличие от режиссера, которого могут уволить, скажем, через три недели работы, если что-то не складывается.

Конечно, есть и другая проблема – во Франции не очень много действительно хороших сценаристов. И я иногда об этом сожалею: порой возникает сильно желание, чтобы мне предложили прекрасно сделанный сценарий, и я мог бы снимать фильм хоть завтра...

Есть и еще один аспект, который в корне меняет отношение к сценаристам и их работе, - сериалы…
Да! Все хотят работать на телевидении, писать сценарии для сериалов. Это не хорошо и не плохо, это данность, изменить которую вряд ли уже получится. Но, должен отметить, многие сценарии сделаны очень прилично, благодаря чему сериалы становятся популярны.

Почему многих авторов так привлекает работа в сериалах?
Сценарист, на мой взгляд, получает гораздо больше свободы, если пишет для сериала, а не для художественного фильма, где необходимо следовать определенным правилам. В сериалах больше простора – многим нравится именно это.