Рука дающего не оскудеет

Брать у других легко, отдавать свое − тяжко. Но есть люди, с легкой душой сумевшие переступить заповеди этой нутряной мещанской «мудрости» и протянуть руку помощи нуждающимся. Крупнейшие филантропы живут в одно время с нами.

Сердце против компьютера

Основатель компании «Майкрософт», один из богатейших людей мира Билл Гейтс в молодости даже для Америки считался парнем прагматичным. Его жесткость едва-едва прикрывал безукоризненный гарвардский глянец, маленькие очки задорно поблескивали, когда удавалось положить на лопатки очередного конкурента. «Ба, вздор», − мог сказать он при этом, цитируя диккенсовского Эбенезера Скруджа и так же, как Скрудж, однажды понял, что деньги − не главное в этой жизни. Близкие отметили, что с рождением детей железный Билли как-то помягчел. Вместе с женой Мелиндой он в 2000-ом году основал собственный Фонд и сосредоточился на борьбе со СПИДом и другими инфекционными тяготами. Только за один год активы Фонда возросли до 2 млрд., а с такими средствами уже можно было сделать что-то серьезное, например, активизировать разработку вакцины против страшной болезни. Со времени старта на рубеже столетий семья отдала на благотворительность более 7 млрд. долларов.

Фонд серьезно поддержал богатей номер два, если первым считать Гейтса, − Уоррен Баффет, «оракул из Омахи». Тот самый, что шестилетним мальчишкой купил у дедушки упаковку Coca-Cola оптом за 25 центов, а потом, продав каждую из бутылок с маленькой надбавкой, получил свой первый честный навар. Со временем Баффету надоели игры с прибылью, и он распробовал благотворительность на вкус. Уоррен довел размеры фонда до нереальной цифры − более $ 33 млрд. Вооружившись таким образом, можно было вступать в бой не только со СПИДом, но и с туберкулезом, и не только в Африке, но и во всем мире. Тысячи людей благодарны миллиардерам, к которым прежде не испытывали никаких особых симпатий.

Отцы и дети

Сын преуспевающего Уоррена, наследник богатейшей инвестиционной империи Говард Баффет всю жизнь открещивался от своего знаменитого отца даже в мелочах. К примеру, пренебрегал бриджем, предпочитая карточному застолью фотоохоту на экзотических бабочек. Но, оказалось, что против семейной сострадательной генетики не пойдешь: оба Баффета по-своему, от души, помогают нуждающимся. Стало быть, Баффет-старший, в свое время отказывающийся подарить сыну дорогой гоночный автомобиль «одноразово» и предлагавший включить в сумму презента траты на Рождество и дни рождения в течение ближайших трех лет, кое-чему все-таки научил младшего.

Старик Уоррен, будучи человеком умным, не хотел, чтобы наследники дожидались его смерти, и уже при жизни разделил состояние между детьми, а часть отдал на добрые дела. Получив отцовские деньги и добавив к ним свои, Говард Баффет основал собственный благотворительный Фонд, занимающийся преимущественно помощью голодающим. Экология и сельская жизнь всегда были близки Говарду. На его первой ферме в Небраске, купленной отцом (Баффет-младший исправно выплачивал за нее ренту) зеленели поля бобов и мычали сытые коровы. Поэтому такими страшными показались ему, послу Всемирной продовольственной программы, обтянутые кожей живые скелетики истощенных африканских детей. Говард Баффет был готов сделать все возможное, чтобы накормить голодных и с помощью фотографий рассказать об их бедах миру. В чем преуспел: в прошлом году он вошел в число самых щедрых филантропов Америки, обогнав Джорджа Сороса и Опру Уинфри.

Бывший друг

Кто не знает Сороса? Джорджа знают все! В частности, в России, где его когда-то считали большим другом, а потом мошенником, нажившимся на финансовых спекуляциях. Да, Джордж Сорос − темная лошадка. Человек крайне противоречивый, он сам признает: «Я никогда не принимал правил, предлагаемых другими. Если бы я это делал, то уже не жил бы». Седьмая позиция в списке миллиардеров − ради жирного куша пришлось активно поучаствовать в девальвации фунта стерлингов и вывезти из нашей страны энное количество произведений искусства.

Зато предприимчивый Джордж создал сеть благотворительных организаций, известных как Фонд Сороса, в двадцати пяти странах мира. Миллиардер не обошел вниманием и Россию. В разгар перестройки, в 1995-ом году, было принято решение организовать в России новый фонд «Открытое общество», который действовал очень активно. Только один факт: с 1996-го по 2001-й годы Фонд Сороса вложил в проект «Университетские центры Internet» около $ 100 млн. Так на территории страны появились 33 интернет-центра. За попытку − спасибо! Правда, примерно в то же время Джордж замахнулся на учебник культурологи и истории для российских детей. Имена и даты в нем перемежались грамматическими и фактическими ошибками, но главная мысль вырисовывалась ясно: России еще многому придется учиться у Запада. Как бы не так! Обиженный в лучших чувствах Сорос в 2003-ем свернул финансовую поддержку, однако кое-что хорошее нам оставил. Например, Московскую высшую школу социальных и экономических наук, созданную в 1995-ом на грант Фонда Сороса, некоммерческий фонд поддержки книгоиздания и другие нужные вещи.

И как бы придирчиво мы ни приглядывались к деятельности бывшего друга, от красноречивой правды не увернешься: согласно оценкам журнала Business Week, за свою долгую жизнь Джордж Сорос пожертвовал на благотворительность $5 млрд., причем, один миллиард пришелся на долю России.

Красота спасает

Модельер Диана фон Фюрстенберг любит жить красиво. Причем красота эта, как правило, создана собственными руками, как, например, культовое платье с запа′хом из джерси или интерьер пентхауза в районе Meatpacking District, где разместились ее студия и магазин. Диана любит смотреть с открытой террасы на Нью-Йорк и зеленую полоску парка High Line, который буквально парит над городом. Трудно поверить, что еще недавно на этом месте уныло ржавели заброшенные железнодорожные пути. В постройку экологического чуда, незаметно обросшего двумястами видами растений, удачно вписались деньги Дианы и ее мужа Барри Диллера, владельца интернет-корпорации IAC − 20 млн. долларов.

Вообще супруги финансируют множество общественно-политических проектов. Один из них − неправительственная организация Human Rights Watch, занимающаяся расследованием нарушений прав человека. Как правило, Диана не столько полагается на кругленькие банковские счета Барри, сколько пытается заработать сама. Например, ее коллекция «Супердевушка» (масса кожи и ярких, «химических» колеров), навеянная приключениями героини комиксов, прошла на «ура», а прибыль золотым песком осела в организации Vital Voices Global Partnership, поддерживающей женщин-предпринимательниц. Наша Наталья Водянова, тоже активно занимающаяся благотворительностью, получила премию DVF Awards, основанную Дианой фон Фюрстенберг и присуждаемую выдающимся женщинам современности. Приятно, что обе дамы, уютно чувствующие себя в суетном мире моды, озаботились чужими страданиями и созданием рукотворной красоты.

Безоглядный филантроп

Тот, кто увидит Чарльза Фини впервые, ни за что не подумает, что перед ним миллиардер: минимум потребностей, суперскромный прикид − он не из тех, кто демонстративно смахивает с плеча звездную пыль. Создатель duty free, Чарльз летает эконом-классом, но всегда оказывается там, где надо. За последние тридцать лет отзывчивый ирландец отдал людям более 6 млрд. из своих семи с половиной и к 2016-му планирует «отделаться» от оставшихся денег. Доллары пошли на здравоохранение, науку, обслуживание домов престарелых в США, Вьетнаме, Австралии, Южной Африке, Ирландии, на Бермудских островах.

Причем, в строгом соответствии с евангельскими заветами, мистер Фини не только не афиширует своих филантропических достижений, но и пытается их затушевать. Ему удавалось оставаться в глубокой тени целых пятнадцать лет, а когда белоснежная истина сверкнула молнией в тумане, стал всячески сторониться журналистов, пытающихся рассказать, какой он хороший.

Фини, между прочим, и в самом деле замечательный человек, основавший к тому же весьма востребованный Фонд The Atlantic Philanthrories. «Я убедился, что куда больше удовольствия получаешь, когда отдаешь деньги и видишь, как благодаря им что-то появляется, например, госпиталь. Это же логично − вкладывать деньги в добрые дела, а не класть на счет в банке и позволять им накапливаться и накапливаться», − делится своим светлым жизненным опытом Чарльз Фини, или просто Чак, как называют добряка друзья. Их у него много.

Император люкса

С детства Бернар Арно, ныне один из богатейших людей планеты, интересовался предметами роскоши. Нетрудно представить, чего стоило ему прибрать к рукам два алкогольных бренда Moёt и Hennessy вкупе с Домом моды Louis Vuitton. Его политика − скупать дышащие на ладан фирмы и выводить их на уровень сверхприбылей. Во Франции любовь к изящному возведена в ранг государственной политики, поэтому Арно сумел раскрутиться на целых $ 29 млрд. Сейчас он, потягивая собственный коньячок, мысленно прокручивает бизнес-пленку, на которой запечатлены элитные Дома Моды, парфюмерные бутики, виноградник с четырехсотлетней историей и многие другие дорогостоящие объекты. Младшая сестра Бернара однажды заметила: «Брат говорит мало, потому что много думает». И это, как видим, приносит золотые плоды. А еще он крайне редко улыбается и на дух не переносит фамильярности. Но правила игры соблюдает свято: благотворительностью занимается активно и красиво. Арно спонсирует картинные галереи, поддерживает инвалидов, обучающихся в парижской Академии изящных искусств, и − главное − ищет таланты в сфере бизнеса и искусства. А это дорогого стоит.

Знай наших!

Российская филантропия, пролежав семьдесят лет под спудом, неожиданно проросла на крепкой ножке солнечным подснежником. И даже вошла в моду, творя хорошие и нужные дела! Взять хотя бы любимца студентов Владимира Потанина. Поднявшийся на норильском никеле, создатель компании «Интеррос» неожиданно стал настолько богатым человеком, что смог позволить себе ежегодные благотворительные вливания − 300 млн. рублей в год из личных средств. Все − в рамках Фонда, родившегося в 1999-ом году. Фишка его − стипендиальные и грантовые премии для студентов и преподавателей − радость интеллектуалов (более 400 грантов и 2 000 стипендий в год). Кроме того, летние и зимние школы для умной молодежи, желающей научиться основам бизнеса и лидерства. Замечательно то, что большинство программ − конкурсные: умы оттачиваются, креативность зашкаливает, а соревновательный момент придает драйва. Кроме того, Фонд Потанина поддерживает музеи, спонсирует различные проекты в области культуры.

«Я мечтаю о тех временах, когда благотворительность в нашей стране станет массовой и многоликой», − признается Владимир Потанин. Его бы слова да богу в уши!

Всякая благотворительность достойна уважения, но помощь неафишированная стоит восхищения. Четыре с половиной года даже близкие люди и родные хоккеиста, капитана ярославского «Локомотива» Ивана Ткаченко не подозревали, что под именем Ивана Леонидовича он помогает больным детям, сотрудничая с фондом AdVita. Ежемесячные взносы составили 9 996 300 рублей. А за день до гибели в разбившемся самолете он перечислил 500 тыс. рублей на счет больной раком девочки Дианы Ибрагимовой. За 15 минут до рокового мгновения Иван проверил, дошел ли перевод…

Он действительно дошел. До сердца каждого из нас.

 

Текст: Дарина Лунина

Июнь, 2014