Сандра Буллок. Не отпускай!

«Гравитация» полностью оправдывает свое название, притягивая зрителей с первых же кадров и не отпуская на протяжении всей недолгой, но такой насыщенной – эмоциями, чувствами, переживаниями и какой-то глубинной сердечной болью – истории. Этот фильм – путешествие человека к самому себе, – считает актриса Сандра Буллок. Иногда стоит оказаться в абсолютной космической пустоте, чтобы понять, насколько сильно хочется жить…

Сандра, роль Райан Стоун в «Гравитации» по-настоящему отличается от всех других, сыгранных вами ранее!

О, я всегда хотела получить очень эмоциональную и физически непростую роль. И завидовала моим коллегам-мужчинам, понимая: мне подобные роли попросту недоступны, ведь их не пишут для женщин! Но вдруг… случилось чудо: Хонас Куарон (сценарист) и Альфонсо Куарон (режиссер-сценарист) написали невероятно сильную роль – и именно для женщины. Я должна была принять этот вызов, оправдать ожидания и сделать все, что от меня требуется. Каждый день говорю спасибо за предоставленный мне шанс!

Многие восприняли начало работы над этим фильмом как большую авантюру, а студия практически вслепую согласилась финансировать проект.

Революционное, триумфальное кино, кино будущего – это, наверное, слишком громко сказано... Но, по-моему, так оно и есть.

На протяжении большей части фильма вы играете одна. Непросто, наверное, нести такую ответственность?

Никогда не думала, что я – единственный человек на экране! Со мной был Джордж Клуни, он являлся неотъемлемой частью фильма и отвечал за свою линию сюжета. Была история, которую создали Хонас и Альфонсо. Были технологии, которые окружали меня буквально повсюду, и я ни на секунду не забывала, какая это честь – воплощать такие талантливые задумки. Но, поверьте, ни разу не допустила мысли, что я – «единственная, кто удерживает внимание зрителей целых полтора часа». Я чувствую себя второстепенным элементом в огромном списке, уступая место истории, визуализации, звуку и созданному ими эмоциональному переживанию. Поэтому не удивительно, что меня выводят из себя вопросы, смысл которых сводится к следующему: «Каково это, когда целый фильм держится на ваших плечах?» (смеется). Почему это вдруг стало моей проблемой? Я не писала сценария и не продюсировала эту картину, и вообще – это не мне пришла в голову сумасбродная идея создать фильм о космосе!

Как вам работалось с Альфонсо Куароном?

Всегда считала, что встреча с художником, перед которым испытываешь благоговейный трепет и с которым надеешься однажды поработать, обычно приносит разочарование. Ты вдруг понимаешь: «А он не такой уж и хороший!» (смеется). Так вот, с Альфонсо все получилось иначе – мне довелось встретиться с человеком, идущим по невероятно яркому пути. Мы во многом похожи – одинаково как смотрим на вещи и события, в том числе и непознанные, одинаково воспринимаем и оцениваем их. Здорово, что у нас появилась общая цель – раскрыть абсолютно неизведанный мир.

В работе над ролью вам помогло общение с представителями НАСА?

Альфонсо хотел, чтобы я оторвалась от Земли и научилась думать так, как будто нахожусь в космосе. Задача перепрограммировать собственные реакции казалась нереальной: «Что мне делать? А я правильно это делаю?» Долгое время я не понимала, как должно двигаться мое тело в невесомости, но спросить было не у кого.

Информацию, которой мне так не хватало, удалось раздобыть благодаря счастливой случайности. Брат моего мужа познакомился с парнем, сестра которого оказалась астронавтом, и пошутил: «А жена моего брата только готовится стать астронавтом». Номер моего телефона передали Кейти (астронавт НАСА Кэтрин Коулмэн), которая в тот момент как раз находилась на Международной космической станции, она позвонила, и я смогла задать вопросы человеку, который в реальности ощущал все то, чему я пыталась научиться! Я расспросила ее, как тело ведет себя в невесомости, что нужно делать для того, чтобы перепрограммировать себя физически – для ситуаций, невозможных на Земле.

Наше общение было очень мимолетным, мы говорили всего один раз. Видимо, астронавтам на Международной космической станции не разрешается болтать по телефону, когда вздумается, да и наш график работы был чрезвычайно напряженным. Но, тем не менее, мне посчастливилось узнать для себя много нового и удивительного: какие у астронавтов взгляды на жизнь, почему они летят в космос, вместо того, чтобы найти себя здесь, на Земле, почему хотят исследовать его, изучать…

Вы с самого начала были активно вовлечены в работу над трюками?

Да. Передать физический аспект пребывания в космосе оказалось невероятно сложно и... необычно. Приходилось все рассматривать с точки зрения гравитации, горизонта и веса. Специально приглашенные эксперты рассказали нам о физике в условиях невесомости. Пришлось заново изучать свое тело, начиная с шейного отдела, учиться реагировать и двигаться так, как будто находишься в невесомости, в то время когда ты на Земле, под действием гравитации!

Основой всего процесса стала сила. Это как в танце – ты должен быть физически сильным, чтобы не нанести себе травму, но при этом – подвижным и гибким. Часами удерживать вес собственного тела в установке – большая нагрузка. Я спрашивала художников-мультипликаторов: «Так, а при выполнении этого движения, если я буду держать предмет в руке на весу, сколько силы мне потребуется?» Затем спрашивала своих тренеров: «Так, а какую мышцу надо укрепить, чтобы удержать эту штуковину?» В тренировках требовался очень точный расчет, ведь «земная» реакция тела – совсем не такая, как в невесомости. И чтобы новые ощущения стали привычными, приходилось тренироваться, репетировать неделями, потом синхронизировать это с камерой Альфонсо, механикой и математикой, а затем – просто отключать голову и проживать ситуацию...

Высокие технологии, используемые во время съемок, не мешали вам раскрывать эмоциональную сторону истории?

Нет. Во-первых, сценарий был очень цельным в плане структуры – он остался неизменным с момента написания первого чернового варианта. Мы с Джорджем лишь внесли ясность в эмоциональное путешествие, определили, как именно мы будем передавать наши эмоции.

А во-вторых, в окружении высоких технологий возникла удивительная атмосфера человечности и взаимовыручки. Все мы столкнулись с чем-то новым, неизведанным, и это очень сроднило нас. Когда что-то тревожило одного, это неизбежно влияло на остальных. И каждый стремился помочь другому. Я молодая мама и не могу путешествовать без маленького сына – хочу, чтобы во время работы мой малыш не чувствовал себя брошенным. Обычно я очень волнуюсь, где он, как проводит время, весело ли ему. И чтобы я чувствовала себя спокойно, продюсер Дэвид Хейман превратил заднюю часть павильона звукозаписи в дождливом Лондоне в страну чудес для моего полуторагодовалого сына, где все было защищено специальными бамперами. Люди спрашивали: «Что это?» А я отвечала: «Это чтобы ребенок головой не ударился…»

Роль Райан наверняка была для вас эмоционально изнурительной. Благодаря этому опыту вы узнали что-нибудь новое о самой себе?

В нашем фильме многие видят метафору, которая отображает внутреннее путешествие женщины. Просто вместо того, чтобы развернуть историю в городе, квартире, где человек столкнулся бы с испытаниями другого типа, эта история происходит в космосе. Но если отвлечься от предлагаемых обстоятельств, фильм рассказывает о женщине, парящей в вакууме. Она – жертва собственной инертности, живущая в своем пузыре, сталкивающаяся со своими проблемами, и эти проблемы все дальше и дальше относят ее от ощущения жизни, человеческого бытия.

Мы хотели, чтобы зрители оказались в очень напряженной, стрессовой ситуации. Наблюдая за тем, как Райан справляется со всеми трудностями, выпавшими на ее долю, представляя себя на ее месте, каждый человек должен понять: даже когда ты в отчаянии, даже когда, казалось бы, жить больше незачем или попросту невозможно, и часть тебя говорит: «Я сдаюсь», внутри остается что-то, что заставляет бороться. Это и есть то самое желание жить. Что же касается меня лично... Да, несомненно, что-то изменилось и внутри меня. Я не понимала, что именно, пока однажды не проснулась с мыслью: «Надо же, я все воспринимаю иначе. Я испытываю новые эмоции».

Ваш голос буквально «ведет» зрителей через весь фильм…

Мы с Альфонсо уделили этому моменту много внимания, работая с небывалой скрупулезностью. Голос моей героини очень специфичен: где-то обрывистый, где-то – монотонный. Когда я его повышала, изображая панику, часто выходило неправдоподобно – приходилось делать это до тех пор, пока он не начинал звучать идеально для конкретной ситуации. В определенные моменты, когда мое дыхание резко учащалось, звукорежиссер говорил: «А теперь нужно как следует отслушать записанное. Не было ли фальши, ненужных, несвязных или слишком частых вдохов? Может быть, их нужно замедлить?»

Какие были ваши впечатления от готового фильма после нескольких месяцев работы «вслепую»?

Первый раз я увидела смонтированный фильм в Венеции. Всегда считала, что, актер, впервые просматривающий картину со своим участием, смотрит лишь на себя, ненавидит свою игру, постоянно придирается и приговаривает: «Я выгляжу ужасно». У меня не было времени на это, я была полностью поглощена необыкновенной красотой и эмоциями, созданными режиссером визуально!

Технологически?

Мне не по душе это слово, оно звучит так, как будто речь идет о неодушевленном объекте.

Технологии – это что-то хитроумное. В нашем фильме они превратились в реальные эмоции, и фильм воспринимается буквально на интуитивном уровне. Неожиданно для себя я испытала совершенно необъяснимые чувства. Такая же реакция была и у Джорджа Клуни – по окончании фильма мы не могли найти слов, говорили лишь: «Ух ты!» Считаю, что в «Гравитации» мне в профессиональном плане мне очень повезло, причем, дважды: я сыграла роль, наполненную до краев эмоционально и физически, и наконец-то увидела фильм со своим участием глазами обыкновенного зрителя!

Эксклюзив-справка

«Гравитация» была удостоена 10 номинаций «Оскар», из которых завоевала семь, получила 11 премий BAFTA и 10 премий «Выбор критиков» – в обоих случаях награды вручались за «Лучший фильм», «Лучшего режиссера», «Лучшую актрису». Также Альфонсо Куарон как «Лучший режиссер» получил премию «Золотой Глобус». «Гравитация» была названа одним из десяти лучших фильмов года, по мнению Американского института кино.

Фильм «Гравитация» уже доступен на DVD и Blu-Ray.

 

Текст: Юлия Удовенко

Апрель, 2014