Сергей Едранов. Творческий выбор

«Искусство ревниво: оно требует, чтобы человек всецело отдался ему», - слова Микеланджело, выдающегося творца эпохи Ренессанса, не теряют своей актуальности и спустя пять веков… Но каждый творческий человек приходит к этой истине самостоятельно.

… Вряд ли он мог предположить, к чему приведет подростковое увлечение  -   резьба по кости. Было время, когда  Сергей Сергеевич Едранов,  челюстно-лицевой хирург, хирург-стоматолог, кандидат медицинских наук, генеральный директор ООО «Мобильная операционная бригада», стоял на перепутье, выбирая между творчеством и медициной.  Сейчас он с уверенностью может сказать: его призвание – искусство. Искусство врачевания.

Сергей Сергеевич, из каких составляющих складывается путь к успеху?

В жизни все происходит… не случайно. Знаете, в организме есть клетки, которые называются  полипотентные. Это стволовые клетки, и из каждой может вырасти несколько видов клеток.  Но, в конце концов, она может стать только одной какой-то клеткой и больше - никакой другой.

То же самое происходит и с людьми. Многие из нас обладают определенным набором способностей. Но со временем мы выбираем один вид деятельности. Занимаем определенную клетку. Не справляешься со своими обязанностями, не хочешь учиться, развиваться, двигаться вперед,  – рано или поздно судьба освободит твое место, подарив другому, более достойному  человеку возможность расти и совершенствоваться. У меня порой возникает ощущение, что я занимаю чье-то место. Кто-то не справился.

Каждый человек имеет свое предназначение. По крайней мере, в моей жизни ничто не происходило «просто так» - все, так или иначе, вело к главной цели. Я занимался боксом и спортивными бальными танцами, учился в художественной школе и косторезной мастерской – как оказалось, все это было необходимо  для будущего. Конечно, очень важно быть гармоничной, всесторонне развитой личностью. Но и конкретно пригодилось: что это за хирург, который не умеет рисовать? Как же он будет работать скальпелем, если у него не получается провести красивую карандашную линию?

Свободная поэзия любви

Сергей Сергеевич, откуда у вас вообще появился интерес к творчеству? 

Мои художественные корни по линии отца берут свое начало, вероятно, из центра России – Владимирской области, из таких мест как Палех, Холуй, Мстера… В роду, говорят, были иконописцы. Не знаю, так ли это на самом деле… Прадед, Иван Макарович Зайцев, был краснодеревщиком, держал цех надомниц – гладкошвеек, а бабка была большая мастерица по златошитью, шитью гладью и изготовлению искусственных цветов. 

Отец служил офицером. А до службы работал сотрудником Нижегородского исторического музея и преподавателем Нижегородского университета. Мать была врачом -  эндокринологом. Жили мы на «родине хохломы» - в поселке Ковернино Нижегородской области. Окружающая атмосфера очень благотворно воздействует на детское восприятие действительности… В нашем доме было огромное количество художественных альбомов, слайдов, открыток произведений искусства. Родители, очень творческие по сути своей люди,  собрали настоящие музейные образцы хохломских творцов. Любовь к изобразительному искусству я чувствовал с младенческих лет, а первые уроки рисования получил в ИЗО - кружке районного дома культуры…

В 1987-ом году отца перевели на новое место службы – на Чукотку, в город Певек. Именно там я стал заниматься в косторезной студии и на художественном отделении Певекской школы искусств. Меня очень увлекала работа в стиле японских нэцке. С коллекцией своих работ я принял участие в фестивале детского творчества «Мирный Тихий океан»,  получил Первую премию на конкурсе юных художников и стипендию от президиума Совета региональных благотворительных программ «Дальневосточные таланты».

Круто. И как же вы решили связать свою жизнь с медициной?

Думаю, выбор профессии «врач – стоматолог» определила своего рода врачебная атмосфера в доме. Когда твоя мать и родня – врачи, это много значит. Конечно, сыграли свою роль и используемые мной в работе по кости стоматологические инструменты! И за два года до поступления в медицинский институт я стал готовиться к этому событию…

Морально? 

Нет. При районной больнице прошел курсы профориентации школьников, получил удостоверение младшего медбрата. Затем, зачитываясь романом Ирвинга Стоуна «Муки и радости», в подражание Микеланджело с увлечением ходил на занятия по патологоанатомии …

В 1992-ом году я поступил на стоматологический факультет в Хабаровский медицинский институт. Но находил время и для своего любимого занятия – резьбы по кости. Сменил несколько стилей, техник, приемов. От своей первой любви – нэцке – перешел к трансформенной скульптуре - сказалось детальное изучение анатомии… Затем погрузился в  сюрреалистические работы. Поклонником Сальвадора  Дали являюсь и сейчас – на мой взгляд, это самый гениальный художник 20-го века.  Еще не давали покоя лавры Эрнста Фукса, Криса Ахиллеса, Бориса Валледжо,  Ганса Руди Гигера... Одно время увлекался фигурами неэвклидовой геометрии Лобачевского, торами топологии Бурбаки, философией Фрейда, Юнга, Сартра, Камю, Ясперса… Сублиматом поисков явился стиль работы, который я для себя определил как «сюрреалистический сексавангард». Или «эротический сюравангард». Не уверен, что эти термины достаточно отображают пластику моей скульптуры, но более подходящего понятия пока не встречал.  Здесь использованы  три принципа сюрреализма, объединенных в один – свободная поэзия любви.    

Что это означает?

Повелевать можно лишь глиной и пластилином. Костью – никогда. Я ни к чему не принуждал кость как материал, предоставляя ей полную свободу. Ведь в каждом куске кости уже есть своя скульптура. Нужно только помочь ей выйти из него. 

 Остались ли сейчас интересы из прошлого?

На данный момент – нет. Творческое начало полностью реализуется в профессии – в хирургии. Каждое планирование операции, каждое  вмешательство, каждый полученный результат – процесс не менее, а порой – и более творческий, чем создание фигурок из кости…

Творец и критики

Медицина – серьезная наука, уместно ли в ней творчество?

Безусловно. Как происходит процесс создания художественного произведения? Делаются определенные эскизы, выполняются черновые работы, высекается контур, который затем дорабатывается. В любом научном исследовании происходит то же самое: делается план работы,   проводятся эксперименты, потом результаты осмысливаются. И кульминация всего – выводы, переосмысление результатов, которые ты получил. По идее, любая научная работа должна заканчиваться новыми выводами. А  новое – это всегда творчество.

Скульптура по живому материалу очень интересна. И, главное, она имеет прямую практическую пользу. Ценность художественных изделий относительна, ее на девяносто девять процентов определяют критики. Очень сложно почувствовать энергетику, мысли, которые вложил в произведение искусства художник. Зачастую гениальные творения получаются случайно… И у большинства великих художников, скульпторов не так много  значимых работ. А вот у доктора каждая работа, каждая операция  должна быть шедевром.

И главное, критики гораздо более требовательны и оценивают очень предвзято!  Что будет, если человеку не понравилась картину? Пожмет плечами и забудет. С работой врача такая ситуация невозможна. Человек сначала платит – как за шедевр! – а потом хочет этим самым шедевром обладать…  Вам, Сергей Сергеевич, что интереснее – процесс работы или же результат?

Только результат. Процесс – тяжкая необходимость для его достижения. Рождение – это всегда трудно, даже мучительно. В принципе, задумка и результат – это точка «А» и точка «В». Между ними идет работа – не слишком приятная, но необходимая. И не хочешь, вроде, но надо. Организм требует. Причем, заметьте, требует не процесса, а результата. Если бы хотелось работы ради самой работы, то можно было бы взять лопату и копать землю…

Вы перфекционист по сути своей?

В плане дотошности - да, в крайней степени. Получая каждый день какой-то результат, мы можем им быть довольны. Или не довольны. Это результат определенного периода жизни. И завтра этот результат должен быть лучше. Оценка – тоже часть творческого процесса и, пожалуй, одна из самых важных. Так вот, для меня очень важно добиться результата, оценить его и… идти дальше. Творчество – процесс непрерывный.

Сейчас я отдаю себе отчет: заниматься хирургией мне интереснее, нежели скульптурой.

Хирургия – это то, что невозможно повторить, что нельзя переделать. Каждая операция делается по - живому однажды и навсегда.

Многих людей именно процесс некой необратимости и пугает…

Но, согласитесь, сделать хирургию наукой,   не только доступной для получения помощи, но и доступной для понимания, безопасной и привлекательной  – тоже творческий процесс.

Святое знание, кто лучший 

Признайтесь, клиент всегда прав?

Нет. Наверно, клиент прав всегда и во всем, но только не в том, что касается медицины. Для меня пациент – не просто пациент. Это носитель моей работы. В этом все дело! Если пациент не приходит на профилактические осмотры, не выполняет рекомендации, да элементарно  - не чистит зубы,   как же он прав? На Западе, к примеру, где очень высокие цены на имплантацию, если пациент хотя бы раз пропустил профилактический осмотр, с него снимаются все гарантийные   обязательства. Думаю, это справедливо.

Нужно понимать, что лечение  - процесс обоюдовыгодный. Пациенту нужно выздороветь, а доктору – заработать имидж и репутацию. И результат – последствия работы как врача, так и пациента.

Сергей Сергеевич, как вы относитесь к конкурентам?

Каждый  по-настоящему уверенный в себе хирург  – а без уверенности серьезной хирургии не будет! – свято знает: он – лучший.

Вот как?..

А как иначе? Медицина часто требует от врача смелых, неординарных, прогрессивных решений.  И чтобы решиться на них, нужно быть уверенным в себе, своих силах, своих действиях. Нужно  понимать, к какому результату они могут привести. Самоуверенность для меня – это не безрассудство, нет. Самоуверенность – это дальновидность.

Так вот, что касается конкурентов… Конечно, мы общаемся между собой, каждый разведывает, что делает другой хирург, что он думает по тому или иному поводу… По голосу, интонации, знанию того, что конкурент рассказывает, можно составить достаточно объективное впечатление об уровне его профессионализма. И когда ты понимаешь, что на шаг впереди него, - это  придает силы работать.

Если же возникает ощущение, что он как профессионал в чем-то опережает?..

Это тоже придает  силы – для того, чтобы сделать рывок в работе и  достичь определенного  результата. В любом случае, каждый контакт с потенциальным конкурентом  в профессии – это стимул для собственного развития.

А конкуренты в бизнесе?

Есть вещи, которые нужно принимать такими, какие они есть - в силу определенных обстоятельств. Конкурировать с крупными и долго работающими на рынке компаниями можно и нужно, но… отношение к ним  должно быть спокойным. Вопрос профессиональной, врачебной конкуренции для меня гораздо более принципиален.

Уместна ли в вашей работе коллегиальность? Это к вопросу об уверенном враче… Бывают ли в практике случаи, когда нужно советоваться с коллегами?

Коллегиальность может существовать только тогда, когда ты и твои коллеги находитесь  на одном уровне – знаний, умений и опыта. Во всех других случаях искать совместное профессиональное решение, на мой взгляд, неуместно. 

Сергей Сергеевич, как вам кажется, оправданы ли цены на имплантацию зубов?

Гиппократ утверждал, что бесплатно лечить нельзя. Доктор, который не берет денег за свой труд, теряет возможность лечить.

Вот как?

Лечат не только лекарствами и  руками, но и душой. Если человек не получает возмещение утраченной энергии, он ослабевает. Да, он производит манипуляции, но душа его пуста. Бесплатная медицина, быть может, и представляет для кого-то интерес, но человек, стремящийся вновь стать здоровым, должен понимать: нужно что-то отдать, чтобы в обмен получить здоровье… Болезнь – результат неправильного отношения к жизни.

Понятно. Позвольте вопрос ребром: кому бы вы доверили имплантировать зубы?

Своим учителям.

В чем ценность профессии

Скажите, Сергей Сергеевич, профессия накладывает отпечаток? Хирург – это особый образ жизни?

Не знаю… По-другому я жить не пробовал! Для меня нет жизни без профессии. Это не хорошо и не плохо. Так есть. Знаете, чем профессия врача отличается от любой другой? В ней есть ценность накопления опыта. Врач – носитель выстраданной  информации. Каждая его работа несет определенный результат, который отражается на последующей работе. И опыт – то, что нельзя прочитать, почерпнуть, купить за деньги… Он нарабатывается годами труда. Куда девать этот опыт, когда человек начнет стареть и не сможет больше работать?

Ученикам передавать… 

Каким образом? Есть вещи, которые человек должен наработать самостоятельно. И хороший врач, накапливая опыт, понимает: нужно бросать курить и пить, начать заниматься спортом, соблюдать определенные правила жизни, чтобы как можно дольше быть полезным людям. Таково его предназначение. И так профессия накладывает отпечаток на образ жизни.

На сегодняшний день можете ли вы сказать, что все идет по плану?

Да. Мне никогда не приходилось в жизни чего-то ждать, потому что есть ощущение: надо двигаться дальше. И я работаю… заранее.  Хочется порой, чтобы все происходило  как-то быстрее… И это желание, как магнит, притягивает тебя. Тянет вперед. Все идет гармонично - так, как и должно быть. Гармонично, динамично и вовремя.

Благодарим галерею современного искусства «Артэтаж» за помощь в организации фотосессии.

Текст: Юлия Гусейнова

Август, 2009