Сергей Сельянов: «Между талантом и зрительской любовью нет знака равенства…»

Российский продюсер, режиссер, сценарист, руководитель кинокомпании «СТВ» Сергей Сельянов рассказал меценатстве, жизненном опыте и о том, как начинающему режиссеру достучаться до выдающегося кинопродюсера.

Сергей Михайлович, в конкурсной программе международного фестиваля «Меридианы Тихого» участвует кино стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Но фильм «Брат Деян», продюсером которого вы являетесь, поднимает проблемы европейской страны – действие картины происходит в Сербии. Вас не удивило приглашение отборочной комиссии нашего кинофестиваля принять участие в конкурсе?
Удивило. Хотя это, по большому счету, не сербская история, а общечеловеческая. Поэтому мы не стали отказываться от предложения. Хотя не исключаю, что логичнее было бы пригласить какой-нибудь другой замечательный фильм… Но логика не всегда выдает правильные рецепты. И то, что наш фильм сочли наиболее подходящим для этого конкурсного просмотра, для нас очень значимо.

Как сами сербы относятся к героям вашего фильма - генералам, которых разыскивает Гаагский трибунал?
Относятся сложно и неоднозначно. Так, впрочем, мы относимся ко многому в нашей жизни. Кто-то считает их настоящими героями, кто-то – преступниками, заслуживающими самого сурового наказания. Для многих они – люди, которые помешали случиться чему-то знаковому в развитии Сербии. Люди, которые вчера были «всем», а сегодня стали никем, прячутся в своей стране, скрываются… Не важно, любят их или ненавидят, но факт остается фактом: они сыграли существенную роль в жизни своей страны. Мне как художнику интересно исследовать этот феномен.

Это авторское кино?
Абсолютно. «Брат Деян» был приглашен в Локарно, Швейцария – на очень сильный и качественный фестиваль, который входит в пятерку лучших фестивалей и где представлены самые яркие авторские работы. Сейчас – участвует в фестивале «Меридианы Тихого». Надеюсь, на этом фестивальная история фильма не закончится.

То, что этот фильм пройдет без большого количества зрителей, было очевидно с самого начала. Бакур Бакурадзе – один из самых талантливых режиссеров современности, но между талантом и зрительской любовью нет, увы, знака равенства, так же, как между качеством фильма и зрительской любовью. Да, мы знали, что этот фильм увидят очень немногие люди, но нам показалось важным высказаться на эту тему. Более того, я уверен, что и для России это имеет огромное значение – все же мы с сербами очень близки. Может быть, этот фильм сыграет свою большую роль – не сегодня, а завтра, послезавтра, может быть, о нем будут думать те, от кого зависит принятие решений в современном мире…

Искусство, как известно, должно делать людей немножко лучше. Чему, по вашему мнению, должен научить зрителе фильм «Брат Деян»?

Искусство никому ничего не должно! Становится лучше - работа людей. Хотите стать чище – можете использовать среди всех других методов и искусство, чтобы с его помощью двигаться в выбранном направлении. Если вас это не интересует, то никакое искусство не поможет. Оно не несет никакой воспитательной миссии или функции. Это иллюзия. Максимум, что может кино, - добавить вам опыта. Да-да, этот опыт передают вам, зрителям, режиссер, продюсер и другие создатели фильма. А вы уж думайте, брать его в свою внутреннюю работу или нет, принимать близко к сердцу или не стоит, меняться или не меняться? Это ваша задача. Говорить, что «мы плохие, потому что нам показывают плохое кино», или «мы хорошие, потому что посмотрели хорошее кино» – ну это же абсурд, согласитесь! К сожалению или счастью, так не бывает. Это ваша и только ваша работа. А кино… может лишь немножко помочь, чуть-чуть направить или поправить. Но саму работу за вас не сделает. Быть человеком – задача человека.

Трудно было найти бюджет на этот проект?
Нет. На любую качественную историю деньги найти не трудно. Трудно разработать проект, трудно сделать фильм, а вот деньги… это не трудно. Но не могу сказать, что легко, потому что наше министерство культуры не поддерживает такие проекты, им это не интересно, как в принципе не интересен российский голос в мировом пространстве.

Может быть, в этом должны участвовать исключительно частные инвестиции?
А почему они должны?..

В свое время очень сильны были традиции меценатства. Современные успешные люди не хотят вкладывать деньги в искусство?
Я считаю, что сильных традиций меценатства в России не было никогда. Наши люди во все времена чрезвычайно сложно расставались с деньгами. И сейчас, кстати, меценатов гораздо больше, чем было в 19-ом и начале 20-го века. Просто меценатство не подразумевает публичности... К тому же кино – это очень дорогая история. И меценаты, готовые помочь театральной постановке, изданию книги, какому-то эвенту, порой не готовы помогать кино, потому что это слишком затратно. Так что все сложно. Но меценаты в культурном пространстве России есть.

Как считаете, нужны ли связи, чтобы работать в кино? Так просто, на первый взгляд, звучит: «Снял на телефон, послал продюсеру, он позвонил…» - насколько реальна такая ситуация?
Талант – это главное. Связи… Откуда они возьмутся у человека, который решил заниматься кино? Связи не нужны. А вот талант необходим. И профессионализм. Все продюсеры находятся в открытом доступе. Нам очень нужны новые сильные имена, нужны люди, которые хотят и умеют делать хорошее кино. Это не просто, поэтому таких людей очень мало. Но любой молодой режиссер, снявший дебютное кино, может связаться с кем-то из продюсеров и показать свою работу.

То есть любой местный режиссер может достучаться до продюсера Сельянова?
Нет никаких «местных режиссеров»! Есть режиссер. Человек, которому есть что сказать и который знает, как это сказать. И совсем не важно, где он находится географически. География в кино никакого значения не имеет. Не только Россия – весь мир живет провинцией. Так что – да! Если кто-то снял короткометражку или даже фильм и предложил свою работу одному или нескольким продюсерам, которых он уважает и считает возможным сотрудничать, то… с сильной историей все просто – на следующий день этот режиссер будет снимать большое кино. Главное, чтобы изначально человек сам себя не обманывал.

В наше время много говорят о том, что в отечественном кинематографе нет «национальной идеи». Это сложно, потому что мы – жители большой страны – очень мало знаем друг о друге?
Не согласен. Лучшие российские фильмы соединяют страну. Взять хотя бы в качестве примеров кинокартины нашей компании: «Брат», «Брат – 2» - разве они прозвучали не одинаково для Калининграда и Владивостока? Или мультфильмы «Три богатыря»? Быть может, конечно, западу России не хватает информации о востоке страны… Но образовывать, просвещать людей - это задача не кинематографа, а школы! Кино как таковое делается не для Москвы или Хабаровска, а для всего земного шара - в идеале, фильм должен быть интересен в Африке, Америке, России, Дании, Австралии, Японии… Нет локальной задачи сделать что-то именно для Дальнего Востока. В кино важна человеческая история. Общечеловеческая. И не важно, где она происходит, люди будут ее смотреть и любить. А если мы с помощью кино будем решать просветительские задачи, то…. Ничего не получится.

Знаю, в августе вы снимали во Владивостоке фильм «Напарник»…
Это уникальный проект – ничего подобного в мире еще не было. Его главный герой – годовалый малыш, полностью сгенерированный на компьютере. Надеюсь, у нас все получится. Что же касается Владивостока… Он действительно радикально изменился в лучшую сторону! И мы старались снять город так, как он того заслуживает, показать все его достоинства. Думаю, все наши соотечественники увидят красоту Востока, красоту Владивостока и почувствуют, поймут на уровне эмоций, что этот красивый и необычный город – «город нашенский»!