Владимир Куш. Мост между мифами и реальностью

Мимо его работ пройти невозможно. Созданные художником образы надолго остаются в памяти, пробуждают воображение и приглашают в мир фантазий. И в то же время картины Владимира Куша выглядят настолько естественными, что создают ощущение реальности, то есть, как бы предлагают другую версию нашего мира.

Когда я впервые увидел ваши работы, в голове всплыли строчки из шутливого стихотворения об «Алисе в стране чудес», которые, как мне кажется, и определяют ваш взгляд как художника на этот мир: «Алиса, пойми, там, где кот без улыбки, мир скучен и тих, как забор без калитки». А какая сказка была в детстве вашей любимой? 

«Волшебник Изумрудного города». Меня в этой сказке привлекали персонажи, казавшиеся достаточно метафорическими. Железный дровосек, например, один из любимых героев. Я также любил русские народные сказки, но мне больше нравилось рассматривать иллюстрации к ним, чем читать.

Образы в ваши картины пришли из прочитанных вами в детстве сказок?
Нет. Мои картины - не сказки, а мифы. Сказка - это то, во что мы изначально не верим. Миф же, наоборот, - то, во что мы когда-то верили. По идее, я занимаюсь поиском новых или утраченных мифов. Например, край земли. В древние времена существовало множество версий того, как может выглядеть край земли, я его пытаюсь нарисовать его согласно тем представлениям.

Мои картины - это также некая метафора. То есть соединение того, что, казалось бы, несоединимо. Если задуматься, то мы ежедневно используем огромное количество метафор в речи, вспомните хотя бы «время – деньги». Я пытаюсь связать два понятия, которые очень далеки друг от друга, и переношу их образы на полотно. Компьютер никогда не сможет прийти к метафорическому мышлению, например, подумать об уме, как о куске голубого сыра! На такое способен только человеческий мозг.
 

Не могу не задать достаточно банальный, но все-таки, как мне кажется, самый важный вопрос – откуда вы берете идеи для создания своих картин? Что служит предметом вдохновения?
Такой же вопрос был когда-то задан известному советскому живописцу Александру Дейнеке, на что он ответил: «Если бы я вам мог дать рецепт, тогда бы все могли делать то же, что и я» (улыбается). На самом деле, сам художник не знает, в какой момент происходит видение. Мы знаем об идее, когда она уже родилась, а вот откуда пришла?..



Ваши картины меняются в процессе их создания?
По большей части, я придерживаюсь изначальной идеи. Картина в голове возникает целиком, и я вижу ее окончательный вариант. Однако, проходит много времени от зарождения идеи до ее реализации. Этот как посадить дерево: ты знаешь, какого вида оно будет, но совершенно не имеешь представления, как расположатся ветки.

Глядя на ваши картины, трудно не заметить сходство с одним из самых известных сюрреалистов прошлого века Сальвадором Дали. Вас часто с ним сравнивают? И такое сравнение для вас является оскорблением или же, наоборот, комплиментом?  
В основном, сравнивают люди, которые не очень хорошо разбираются в искусстве, поэтому меня это не задевает. Возьмите любую картину Дали и поставьте мою рядом с ней - вы увидите, что они совсем не похожи. Существует большая разница между сюрреализмом и тем жанром, в котором работаю я, то есть «метафорическим реализмом». Я не искажаю никаких объектов и не работаю на эпатаж. Моя живопись не абстрактна, а реалистична, поэтому она и зовется реализмом – то есть я создаю некий мир, в который человек может поверить.

Как вы считаете, к таким картинам, как ваши, требуется описание - объяснение, что собой представляет изображение, или все-таки нет?
С точки зрения бизнеса такое объяснение помогает продать картины. Моя консультанты, занимающиеся продажей, всегда рассказывают будущим покупателям об идее той или иной картины: ключевой момент, историческая подоплека, аналогия с поэзией и так далее. Это помогает натолкнуть зрителя на правильный лад.

У вас есть нелюбимые картины?
Да, они есть, я их выставляю на продажу, так как некоторые хорошо продаются, но отношусь к ним холодно. Мне за них не стыдно, но просто в некоторых картинах есть моменты, которые я бы по возможности исправил.

Вы родились и выросли в Советском Союзе, но, окончив Строгановскую академию, в 90-х годах эмигрировали в США и с тех пор живете там. Смена страны отразилась на вашем творчестве?
Действительно, мастерство я приобрел во время учебы в академии, но с другой стороны, как художник сформировался уже здесь. Назвать мое искусство русским или советским практически невозможно. А в Америку приехал… за американской мечтой. Российская мечта «разбогатеть за один день» меня как-то не прельщала. Американская мечта все-таки реальна: если у тебя есть талант, то есть и шанс пробиться, реализовать свои не только материальные, но и духовные амбиции.

Ваша американская мечта сбылась?
Да. И продолжает сбываться.

 

Текст: Александр Старостин

Декабрь, 2014