Марсель Вандерс. Дизайнер новой эры

На визитке Марселя Вандерса написано: «Дизайнер новой эры». Как-то раз его попросили сфотографироваться для обложки одного журнала… Он надел клоунский нос – творение своих рук. Шутовская фотография сразу стала иконой. Ведь шут - единственный, кто может шутить над королем! А это как раз роль дизайнера – делать забавные вещи, но говорить о серьезных...

…На самом деле, этот клоунский нос – ювелирное украшение, подвеска, которую Марсель сделал для одной итальянской марки. Хотя изобретений в области промышленного дизайна и дизайна интерьеров у него несравнимо больше.

Марсель Вандерс родился в Бокстеле на юге Амстердама в 1963 году, учился в Academie voor Industrial Vormgeving в Айндговене, the Academie voor Toegepaste kunsten в Маастрихте, the Academie voor Schone kunsten в Гассельте, Бельгии и Hogeschool voor de Kunsten в Арнхейме. По окончании школы искусств Марсель начал работать на студию Landmark Design & Consults, вошел в группу «Droog Design». В 1996-ом году дизайнер разработал веревочный стул (Knotted chair) для компании Cappellini. И как принято говорить в подобных случаях - проснулся знаменитым.

К «знаменитости» Марсель относится своеобразно. По его мнению, не каждый дизайнер стремится к узнаваемости и популярности. Он вполне может быть виртуозным профессионалом, делать потрясающие вещи и испытывать чувство удовлетворения от того, что его «творения» нужны простым людям.

Еще в начале карьеры Марсель определил для себя, что если у людей не будет уважения к старым вещам, то люди никогда не решат социальных проблем. В вещах, которые он делает, Марсель старается найти баланс между старым - тем, что у нас в крови, и новым. Для сравнения: существует другой подход, когда дизайнер старается делать как можно более новые вещи, и который приводит к тому, что первая же царапина делает вещь негодной. Марсель Вандерс называет это baby face fixation (мой пер. «одержимость с детским лицом»). Это потребность людей во всем самом новом. Очень опасная, буквально навязанная. И это то, что Марсель Вандерс пытается изменить. Для него принципиально, чтобы его труд, в свою очередь, никто не назвал «baby face fixation». Марсель старается отталкиваться от классических вещей. Потому что это учит уважению к старине.

К тому же, чем новее вещь, тем быстрее она устаревает. К примеру, придумал дизайнер нечто радикально новое, но буквально через неделю кто-то придумает еще новее! «Не нужно стремиться к абсолютной новизне. Нам нужны корни, основа и вместе с тем – какие-то изменения. Самая большая проблема в том, что люди постоянно слышат, что только новые вещи хороши. Постепенно мы начинаем также относиться и к людям. В нашей культуре нет почтения к старикам. И это похуже, чем неуважение к старой мебели. И дизайнеры тоже несут ответственность за это», - такова точка зрения Марселя. По его мнению, сегодняшний дизайн слишком современен, люди уже не воспринимают, не различают его – слишком тяжелы для восприятия все новации в области формы... Поэтому сам он стремится возвращать красоту, которая была свойственна далекому прошлому. Вандерс работает с формами, которые универсальны и понятны. Он называет их archetypes – образцы, прототипы. Он использует элементы барочного стиля как азбуку, сочиняя при этом новые слова. Дизайн от Вандерса – вневозрастной, способный нравиться не только типичному городскому моднику, но и его бабушке. Как он сам говорит: «Мир дизайна слишком сосредоточен на молодежи, а я помню, что у меня есть мать, и мои вещи должны ей нравиться».

Буквально десять лет назад на Западе слово «дизайн» было практически синонимом слову «производство». Акцент ставился на материалы и технологические характеристики, которые зачастую были непонятны обычному обывателю. Для Марселя же намного важнее с людьми говорить на их «языке». Его дизайн – это гуманистический дизайн вещей, которые могли бы использоваться на протяжении длительного времени. Могли бы создавать привязанности. В одном из интервью Марсель поделился, что: «всегда хотел делать долгоиграющие вещи. И всегда знал, что это не вопрос технологий. Эту чашку могут завтра отправить в мусорный контейнер, хотя это хорошая чашка, просто потому что хозяину она надоела. Вещь должна нести в себе какой-то смысл, а не просто быть долговечной с точки зрения материала. Но кроме долговечности вещей, для меня еще важна новизна, способность вызывать восторг. Ощущение того, что мир меняется благодаря мне».

Рассуждения о долговечности привели к тому, что в 2001-ом году он вместе с Каспером Виссерcом основал компанию MOOOI, которая выпускает новые вещи, но в то же время предлагает позаботиться и о тех вещах, которые уже существуют на рынке и стоят у людей в домах. Например, компания каждый год выпускает новую краску. Всего одну – новейшего оттенка. То же и с абажурами, которые придумал Юрген Бей. Человек может купить их вместе с люстрой, но может и по отдельности – если есть люстра, доставшаяся ему от бабушки, и он хотел бы сделать ее более современной. Компания также выпускает накидки на мебель. Да, идея не нова, но и причина производства чехлов заключалась лишь в том, чтобы сделать диваны более долговечными.

В последнее время Марсель больше занимается дизайном интерьеров. «Это как высечь статую из куска мрамора. Это… как журнал выпускать. Это как музыкальное произведение – сначала играют барабаны, потом вступают духовые…»

Все его работы - словно реализация каких-то сказочных фантазий. Например, ресторан Blits на реке Маас в Роттердаме был создан как театр. Когда наступает вечер, публика занимает сцену. Зрители становятся актерами. Бутылки опустошаются с бравадой, хлеб и рыба потребляются в изобилии. Сцена усыпана пробками. Представление делает возможным случайные встречи и романы. Юные пары с отсутствующими взглядами проскальзывают в красную ложу. Там влюбленные могут всецело наслаждаться обществом друг друга. Рабочий день подошел к концу, пришло время стать более раскрепощенным и спуститься на сцену Blits. Смех заполняет зал, усталость дня уступает дорогу чувственности ночи. Небесный свет отражается на водной глади. Завтра будет другой день, эта вода утечет. Маас недолго будет одинок. Ночь уже скоро…
 

Даже сантехника в руках Вандерса становится волшебным предметом. Для итальянской компании Bonomi мастер создал дизайн роскошной коллекции Aqua Jewels. В коллекцию входят смесители для раковин и ванн, душевые системы, а также аксессуары для ванных комнат. Все элементы коллекции украшены «бриллиантами» из хромированного металла внушительных размеров, которые выполняют не просто эстетическую функцию: именно они являются регуляторами подачи воды.

Вандерс способен сделать необычными даже традиционные лампы со свечами. В его исполнении электрические лампочки, имитирующие «пламя» свечи, зажигаются и гаснут после того, как вы дунете на них. Разве это не волшебство? Что говорить о вещах, ставших уже классикой дизайна: стул Knotted Chair, сделавший Вандерса знаменитым, лампа Shadows, ковер Nomad, Eggvase…

На выставке в 2010-ом году в Милане Марсель Вандерс презентовал свой креативный проект под названием Monster Chair, разработанный для компании MOOOI. Сам по себе стул очень мягкий и удобный, уверяет его создатель, поскольку изготовлен он из черной стеганой кожи, внутри которой – синтетический наполнитель, похожий на то, чем наполняют подушки. Идеальная мебель для детской, а дети, как известно, любят всяких монстров, роботов и прочую «нечисть», с которой можно бороться и выходить победителем из битвы. В планах Марселя Вандерса - изготовить еще и пару к стулу – диван Monster Sofa. А к ней – подушки с теми же оскаленными, но совсем не злобными физиономиями монстров на стеганой коже…

На сегодняшний день продукты Вандерса являются частью коллекций музея V&A в Лондоне, музеев современного искусства в Нью-Йорке и Сан-Франциско, а также музея декоративного искусства в Копенгагене. Он читает лекции в The Design Academy, Nike, SFMoMA, Limn, «IDFA», Future Design Days. Помимо работы в MOOOI возглавляет собственную студию Marcel Wander Studio. Сам Вандерс, удостоенный в свои 47 лет самых престижных наград, продолжает жить в Амстердаме и ездить только на велосипеде.

Секрет успеха и таланта художника прост, как и все гениальное. Им движет любовь: к людям, к жизни, к своему делу… И этой любовью он делится со всеми, потому что уверен – дизайн может и должен делать жизнь людей лучше. И веселее! 

 

Текст: Юлия Глебова

Облако тегов: