О чем мечтают наши дети?

Нелегкий вопрос, учитывая то, что иногда мы не можем услышать то, чем заняты наши сегодняшние, взрослые сердца. Что такое мечта? И чем у детей нынешних она отличается от тех ничем не ограниченных фантазий и образов, которым мы посвящали в детстве заветные минуты перед сном?

Говоря сухим энциклопедическим языком, мечта - это заветное желание, идеализированная цель, сулящая счастье. В детстве мы все любили мечтать. И даже если забыли свои детские фантазии, они все равно живут где-то в глубине нашей памяти. И продолжают вызывать стремление к переменам и желание волшебства.

Мы все родом из детства, из мира ничем не ограниченной фантазии, основу которой закладывали услышанные, а позже прочитанные сказки, увиденные мультфильмы и фильмы, и то что происходило в семье, и то что чувствовали родители. Иногда, фантазия питалась мечтами наших родителей, и тогда их мечты становились нашими. В детстве мы умели мечтать так, как не дано взрослым, а значит, наши дети сегодня мечтают так, как у нас уже не получится. Конечно, мы мечтаем об их счастье, а они втайне мечтают, чтобы мы были здоровы, или хуже того - что бы мы были ВСЕГДА. Помните свое заветное желание, чтобы мама с папой всегда никогда не умирали? Уверен, сегодня ничего не изменилось. Детские мечты всегда про чудо, про волшебство. Если я мечтал стать космонавтом, то мой пятилетний приятель мечтает стать Человеком-пауком. Мои детсадовские однокашницы наряжались в принцесс и были уверены, что если не являются ими, то вот-вот станут. Фантазия их сегодняшних ровесниц не идет дальше Барби и Ксении Собчак, но это проблема не их, просто образ принцессы сильно изменился и родителям стоит наказать себя за ассортимент игрушек, фильмов и телепередач, к которым имеют доступ их дети. В изменившемся мире детские мечты неизменны. Они всегда про высокое, они всегда про героев, вопрос только, насколько высоки наши стереотипы и кого сегодня считать героем. О том, что Юрий Гагарин, Чапаев и Волшебник Изумрудного города, мягко говоря, нынче не в почете, вроде бы очевидно. Вопрос: у кого не в почете? Дети не создают телепередач и не рисуют мультфильмы. Они их смотрят. И по ним равняются. А значит, за мечты наших детей мы ответственны, как за все, что с ними связанно.

Мы зеркало и мерило, мы источник знаний для своих детей. И это легко понять, вспомнив о том, о чем мечтали сами. Помните мечты «про мир во всем мире», про то, «чтобы не было войны», и «чтобы люди не умирали»? Помните, когда вы смотрели на родителей, и ваше подсознание выдавало вам мысли о том, что мама должна улыбаться, а папе неплохо было бы играть с вами почаще? Мы - проводники для детей во взрослую жизнь. Мы - камертоны. Мы сверялись по родителям, мечтая о том, что бы коммунизм победил во всем мире, а Америку вернули индейцам. Вряд ли потому, что понимали в политике, просто семья была этим озадачена! Мы подыгрывали, будучи солидарными с папами и мамами во всем. То, что было важно для них, становилось важным для нас. Ведь мы любили и любим их несмотря ни на что. И они всегда наши главные герои. Ассортимент детских мечтаний определяют они. Одна моя приятельница мечтала, что бы папа проматерился за рулем, потом извинился, а у нее бы была возможность понимающе кивнуть ему головой. Другая грезила о том, чтобы поехать с родителями в путешествие, хоть куда-нибудь, только чтобы с ними. Мой друг говорил, что он всегда хотел собаку ну или на худой конец братика или сестру, чтобы было с кем играть и не было скучно.

Детские мечты еще и про детские страхи, про то что им, детям, часто недостает: про мороженное, которое им всегда хочется, и про то, чтобы сосед по парте, заядлый двоечник, наконец получил пятерку. Про то, чтобы живущий через стенку дядя Вася перестал до полусмерти избивать свою жену, а их сын не стеснялся играть со всеми во дворе. Про то, чтобы никто ни на кого не обижался, и чтобы не умирали дети. Детские мечты – как отражение реальности, но всегда - взаправду. Про действительность, в которой они живут, про семью, город, страну.

С нами было так же, просто время было другое. В нем был Карлсон и Малыш, и не было попрошаек в подземном переходе. В нем была Алиса в Стране Чудес и не было Беслана. Нам было легче - мы были защищены. Может, поэтому мечтали о том, чтобы нас заставили съесть торт и сказали, что пока мы этого не сделаем, нам не позволят делать уроки. Мечтали, чтобы научиться плавать, чтобы девчонкам побыть мальчишками и, играя в «войну», быть не только медсестрами, но и сражаться на шпагах.

Детские мечты всегда честны. И честность - это то, что у ребенка не отнять. Это то, что нужно пестовать и выращивать, удобрять, поощрять и уважать. И никогда не ставить под сомнение, как бы не были они несбыточны, Они - лучшее и самое чистое, что есть в детях. Так было у нас, так есть у маленьких людей, которые являются нашим продолжением. А еще по ним можно сверяться нам, взрослым. Не для того, чтобы стать детьми, но для того, чтобы иметь возможность рассуждать о собственных мечтах. Иногда мы питаем иллюзии, что умнее и грамотней этих беззаботных и без умолку щебечущих созданий. Мы думаем, что, заботясь о них, имеем право не иметь собственной мечты, прикрываясь желанием, чтобы у них все было хорошо. Но разве это приближает нас к ним? Разве не покрывает пылью ту беззаботность и беспечность, с которой мы мечтали научиться играть на фортепьяно или забраться на самую высокую гору?

Вырастая, мы обманываем себя больше, чем в детстве, когда уверены, что можем все. Вырастая, мы становимся уверены,  что всего не суметь, но и то, о чем мечтали, достигать отказываемся, с каждым днем становясь все меркантильней, расчетливей и строже. От собственной мечты нас, взрослых, это только отдаляет. А значит, нужно заново учиться мечтать, теперь уже у собственных детей. Может оно и к лучшему, тем более что в детстве мы гораздо ближе к Богу, чем самый святой священник. И прикоснуться к детской мечте во взрослом возрасте не только поучительно, но еще и спасительно.

Как говаривал Арсений Несмелов в своих стихах:

Мы молимся в битве,
В болезни, под гнетом бессилья,
А детской молитве
Дарованы легкие крылья;
Мы просим и плачем,
А там говорят как о должном, -
И как же иначе
Твердить о таком невозможном,
Как в осень о лете,
О лете еще небывалом,
А то о предмете
Таком умилительно малом,
Как встреча с лошадкой
На утренней ранней прогулке,
И даже о сладкой,
Посыпанной сахаром булке.
Нужны ли поклоны?
И так, для других незаметно,
С высокой иконы
Господь улыбнулся ответно…

Мечтайте и помните: все мы дети. А если нет – то хуже не придумаешь.

Текст: Виктор Шалай

Март, 2009

Облако тегов: