Пожить по-особенному

Отели, даже самые комфортабельные и уютные, всегда считались лишь копией родного дома − более или менее удачной. Но есть среди гостиниц и такие, что сразу и напрочь отметают мысли о суррогатах, настолько они хороши и оригинальны. Провести в таком месте хотя бы несколько дней − огромное удовольствие и долгая добрая память.

Жизнь на маяке

На крайней южной точке Мейленда, одного из самых больших Шетландских островов, смело подставляет лицо штормам старинный маяк Сумбург. Его построил дед известного писателя Роберта Льюиса Стивенсона, украсившего наше детство бессмертным «Островом сокровищ». Страницы пахнут морем, душистым экстрактом романтики странствий и приключений. Не случайно два этих имени − деда-инженера и внука-писателя − сошлись на клочке обрывистой суши, исполосованной ветрами Атлантики и подточенной мощными приливами.

С 1991-го года маяк перевели на автоматический режим, и с тех пор домик смотрителя в распоряжении туристов, жаждущих не столько комфорта, сколько новых впечатлений. Здесь действительно здорово: немноголюдно (отель готов предоставить кров лишь семи постояльцам), свежо и незабываемо! Можно весь день просидеть на кромке земли, любуясь мерно накатывающимися волнами и аэроэпатажем гагар и бакланов; можно прогуливаться по небольшой зеленой пустоши, где «рядом вьются чайки с дорогой наравне», как писал Стивенсон в своей балладе «Вересковый мед». А можно отправиться за четыре километра к ближайшему магазинчику, чтобы пополнить корзину провизией, запастись, к примеру, соленым сушеным мясом: на маяке есть кухня, но нет повара − готовить приходится самим. Но ведь всегда найдется человек, которому кулинарная возня − в радость!

Вот так − спокойно и патриархально − текут на маяке дни и ночи. Условие администрации − проводить в отельчике не менее трех суток. Зачем гостям лишняя суета? Ну а если кто и заскучает, в десяти километрах − знаменитый Ярлсхоф: здесь селились норвежцы, а потом шотландцы, начиная с бронзового века. Руины последнего замка датируются веком семнадцатым. Название романтичному и поучительному местечку дал сам Вальтер Скотт, когда-то побывавший здесь с экскурсией. Неспешное течение истории под неумолчный рокот волн − отель «Сибург» уплыл далеко от суеты, и его «пассажиры», собравшись по вечерам у камина, в котором горит высушенный плавник, способны оценить по достоинству и роскошь одиночества, и роскошь общения. А действующий маяк чужд утехам праздности: сверху вниз глядит он на черные волны, и его свет по-прежнему указывает путь морякам.

Пираньям − наш респект

…Здесь, прямо в гуще амазонских джунглей, могли бы поселиться самые зеленые из зеленых. Природа нашла теплое местечко не вокруг, а в самом отеле Arian Amazon Towers. Регион Манаус битком набит мясистыми листьями, пестрыми перьями, бабочками и шерстью диких обезьян, которых, как известно, в Бразилии много. Давненько мы с вами не взбирались на деревья и не устраивали там штабов по примеру Тимура и его команды. А это было так здорово!

Гостиница (ее три звезды гораздо увесистее наших), чьи 270 домиков лепятся на сваях и теряются в кронах деревьев, не может избежать популярности, она ей на роду написана. Потому что воплощает юношеские мечты, тесно увязав их (иногда веревками из пальмовых волокон) с комфортом зрелости. В каждом номере-домике нашлось место всем придумкам цивилизации − ванне, телефону, компьютеру, телевизору и непременной, проверенной временем москитной сетке. Она необходима: мало того, что внизу шумит-бежит Рио-Негро, местные «москитос» на редкость кровожадны. Особой любовью пользуется Домик Тарзана на высоте 28 метров: молодожены ни перед чем не останавливаются, чтобы начать семейную жизнь, обозревая с балкона «зеленое море тайги», то бишь, сельвы, занимающей, кстати сказать, 60 процентов  страны. Так что отель можно считать выразительным штрихом национального портрета.

В отдельном комплексе на высоте четырех метров нашли приют два бассейна, ресторан и бар. Не обошлось и без вертолетной площадки: винтокрылая «стрекоза» мобильна, миниатюрна и смела − джунглей не боится. Постояльцы передвигаются по отелю по подвесным лестницам и каждую минуту рискуют наткнуться на лохматую руку, протянутую для приветствия. Обезьяны с удовольствием занимают и свободные гамаки, справедливо полагая, что они здесь хозяева, а надоедливые иностранцы всего лишь гости, придавленные навязчивым желанием слиться с природой.

Этому немало способствуют балкончики, венчающие каждый номер. Представьте себе тропическую ночь, разрываемую утробным урчанием хищников и воплями их жертв, или ясные дни, наполненные хлопаньем крыльев разноцветных попугаев. Живет в отеле и здоровый экстрим: в сезон дождей вода поднимается на 20-25 метров, и вы рискуете оказаться нос к носу с улыбчивым крокодилом или невозмутимой анакондой. Руки в воду лучше не совать: пираньи не дремлют. Но разве не за экзотикой устремляются сюда сотни гостей?

Сказочное очищение

Французы славятся гурманством, но они же изобрели множество приятных способов борьбы с последствиями переедания. В стране существуют десятки SPA-центров, где с помощью щадящих процедур и ненавязчивой диеты люди, теряя жир и токсины, обретают достойные очертания и отличное расположение духа, продолжая при этом наслаждаться всеми радостями жизни. Les Pres d′ Eugenie в двух шагах от Эжени-ле-Бэн − именно такое место. Еще в XIX веке деревенька обнаружила под боком термальные источники и умело воспользовалась счастливым обстоятельством. Отель входит в курортную систему Domaine de Huchet и обязан популярностью своему хозяину Мишелю Жерару - не только чудесному повару, который изобрел Cuisine Minceur (легкую кухню), но и прекрасному организатору. Этот замечательный человек впервые объявил, что диета обязана быть приятной. Можно одновременно есть нормальную пищу, пить немного вина, очищать организм, худеть и получать от всего этого удовольствие.

Легкая кухня основывается на очень простых принципах: ешьте побольше овощей и фруктов; сливочное масло или сливки заменяйте маслом оливковым, синтетический сахар − натуральной фруктозой; по вечерам старайтесь есть не мясо, а более легкую рыбу; пейте вино каждый день. Не слишком обременительные правила, не правда ли?

Главное здание отеля − бывший монастырь XVIII века в окружении деревьев, цветников, фонтанов и всей той обстоятельной красоты, которую так ценили наши предки. В ресторане на крахмальных скатертях, помимо живых цветов, радуют глаз и желудок примерно такие ланчи: бутылка белого бордо в ведерке со льдом, щедрые порции фуа-гра, тарелка с местными сырами, салат и большая миска малины на подстилке из мелко нарубленной клубники. Кто из нас отказался бы от такой диеты?

Но еда только предваряет целый каскад наиприятнейших SPA-процедур: омолаживающие ванны с паром и без, разнообразные массажи с использованием местной минеральной воды и травяных настоев, лечебные грязи с приятным лимонным запахом, специальные чаи и другие радости души и тела. После двух недель пребывания в Les Pres d′ Eugenie гости с сожалением покидают отель, но, если захотят, могут «восстановиться после восстановления» в коттедже у моря примерно в полутора часах езды от основного курорта. Широкая полоса чистейшего мелкого песка тянется от Аркашона на севере до Биаррица на юге. Здесь можно вволю надышаться морским воздухом и нагуляться по полной программе: от этого вновь приобретенная стройность и мускулистость только окрепнут. После такого продуманного и полезного гостеприимства можно и на подиум.

У Снежной королевы

Помнится, легкомысленный Кай из известной сказки Андерсена «Снежная королева» попал в гости сам того не желая, а вот тысячи туристов рвутся хотя бы пару деньков пожить в Ice Hotel в шведском Юккасъярви по собственной воле. В этом экстравагантном отеле впору начать складывать из льдинок неподдающееся разуму слово «вечность». Не всегда в гостинице было 85 помещений. Начинался северный проект скромно, с подачи приглашенных японских дизайнеров и резчиков по льду. Не сразу заинтересованные лица сообразили, что перед ними − золотая жила, но в 1990-ом году дело было поставлено на прочную коммерческую основу: полтысячи евро в сутки, сотня постояльцев, но оно того стоит. Каждый гостиничный номер − от варианта luxury с прозрачными скульптурами и прочими эстетскими изысками до наидемократичнейшего жилища - выполнен изо льда. Даже негостеприимные холодные кровати подчинились общему правилу. Правда, им вышло послабление в виде одеял из оленьих шкур.

Зрелище, надо сказать, феерическое. Умело спрятанная подсветка превращает комнаты в сказочные чертоги: сверкает и переливается все − колонны, стены, мебель. Можно бесконечно любоваться этим великолепием, тем более что телевизоров и прочей суетной мелочевки здесь нет и в помине. Просьбы насчет горяченького не проходят − разве что подадут утром брусничный чай да промелькнет возможность согреться в туалете, устроенном в соседнем корпусе.

Те, кому удалось посетить ледяную часовню, на стенах которой мечутся, преломляясь, огоньки свечей (ее специально возводят к Сочельнику), никогда не забудут увиденное и прочувствованное… Все бы хорошо, но весной Ice Hotel неумолимо тает, стекая в реку Торн, с готовностью подставляющую объятья. Приходится начинать сначала (4 тыс. тонн льда, 40 тыс. кубометров снега), но в этом-то и прелесть! Обычно в строительстве приглашают поучаствовать нескольких дизайнеров и архитекторов с собственным креативным видением. Отель, которым вы любовались в 2000-ом году, к примеру, ничуть не похож на ледяной дом 2011-го. И хотя температура внутри остается неизменной − 4-5 градусов, на сердце становится тепло, как всегда при виде несказанной красоты.  Подготовленные к восприятию прекрасного постояльцы могут смело, без леденящих замираний восторженного сердца, любоваться Северным сиянием, белейшими снегами, симпатичными мордахами лапландских собак и прочими приятными крайностями. Слава шведского ледяного отеля не дает покоя канадцам и финнам, которые постарались соорудить из подручных материалов нечто похожее. Но сверкающая слава, как и все северяне, торопиться не любит, хотя через пару лет, надо полагать, народ потянется и в эти хрустальные дворцы. Потому что жизнь в близком соседстве с Полярным кругом иногда оказывается очень даже приятной!

 

 

 

Текст: Дарина Лунина

Облако тегов: