Рекорды прошлого

Двадцатый век – век спорта. Это эпоха не только культа личностей, но и культа тела, простого человеческого тела, из которого, как выясняется, можно «выжать» на удивление много. Прошедшее столетие - это время, когда спорт перестал быть только развлечением отдельных сообществ, превратившись в инструмент идеологического воспитания и даже политической борьбы.

Сегодня спортивная индустрия тотальна. Создаваемое ею зрелище востребовано как никакое другое. Мировые чемпионаты и Олимпийские игры, бесконечные федерации, спортивные общества, школы, миллиардные зрительские аудитории, тотализаторы и сувениры – в этом мире нет людей вне спорта. Даже если кто-то из нас ни разу не был в спортзале…

Во Владивосток спорт пришел так же, как и в жизнь любого другого города – неспешно и вполне буднично. Будучи по большей части увлечением избранных, он начал обретать массовый характер только к концу 19-го века, с появлением и установлением правил привычных сегодня видов спорта. Позапрошлый век подарил миру футбол, баскетбол, теннис, гольф, велосипед, крикет и бейсбол в том виде, в котором они привычны сегодня. Подарил миру, а значит, и Владивостоку. Сюда те или иные спортивные увлечения привозили самые разные люди, волею судьбы оказавшиеся на берегу Золотого рога. Если верить очевидцам, а не верить им у нас нет решительно никаких оснований, то из наиболее распространенных видов спорта в старом городе можно назвать фигурное катание, теннис, греблю, верховую езду и плавание.

Катков в городе было немного, зато были они вместительны и живописны. Станцевать русскую кадриль в коньках можно было прямо на льду Золотого рога! Специальные люди, именующиеся ледоварами, следили, чтобы поверхность была гладкая и без трещин. Каток был общедоступен и вполне демократичен, соревнований, конечно, на нем никаких не проводили, все больше развлекались, но факт остается фактом – коньки во Владивостоке уважали.

Теннис – удел местной элиты. Владивостокский, выше всякой меры интернациональный истеблишмент, а особенно американцы с англичанами этот вид спорта очень даже любили - патриотично и… каждый уикенд. К ним частенько присоединялись местные военные из числа правильно воспитанных офицеров, отчего дело иногда доходило даже до турниров. Назывались они по-разному, например, устроенные среди команды крейсера «Азов» игры назывались «Азовские». А господин Линдгольм, имевший собственный корт, проводил Восточно-Сибирский теннисный турнир. Теннисных кортов в городе было немного, но что-то подсказывает, что не меньше, чем сейчас. Часть из них расположились на Русском острове, куда гражданские лица и выезжали посостязаться с военными. Кто кого - история умалчивает, но в то время, думается, главным был не столько результат, сколько процесс, а посему возьмем смелость утверждать, что все у них там было хорошо, тем более с пикниками, банкетами, оркестрами и ручными медведями в перекурах.

С греблей дела тоже обстояли достаточно элитарно. Катание на байдарках по Золотому Рогу позволяли себе те, кто для начала мог эти байдарки купить, а таких людей, как вы понимаете, много быть не могло. Упомянутый выше Отто Линдгольм себе это позволить мог, а посему в воспоминаниях его семьи и друзей можно встретить умиление от такого уместного в морском городе, но редкого по тем временам спортивного развлечения. Как писала в 1913-ом году близкий друг семьи Линдгольмов Элеонора Прей: «Я теперь каждое утро выхожу незадолго до семи часов, чтобы поработать веслами, и получаю от этого огромное удовольствие. Обычно я провожу на веслах полчаса, но нынешним утром я сплавала на другую сторону залива, и путь туда и обратно занял у меня пятьдесят минут». Конечно, в то время в городе моряков и крейсеров шлюпки были делом привычным, и увидеть шагающие веслами по воде лодки можно было на каждом шагу. Но уточним, что за спорт считаем то, что было занятием добровольным, выбираемым в качестве досуга, а не по принуждению и необходимости…

Лошадей в то время тоже было пруд пруди, и каждый второй житель умел обходиться с седлом «в два счета». Но, тем не менее, даже самые умелые лошадники не отказывали себе в удовольствии любоваться бегами. К тому же, как известно, на этом можно неплохо заработать, если, конечно, сделать удачную ставку. Ипподром во Владивостоке располагался в долине речки Объяснения, и занимал обширную территорию. Нынешний Спортивный рынок, Стадион ТОФ и почти вся улица Фадеева это поле старого городского Ипподрома, который разместили так далеко от центра по одной простой причине: ближе просто не было ровных мест. Вместительный и общедоступный  ипподром был оборудован буфетом, симпатичными деревянными трибунами и вполне сносными дорожками. Иногда его использовали еще и для массовых зрелищ,  как, например, в случае с первыми в истории города полетами аэроплана. Но это уже совсем другая история.

Завезенный американцами гольф и крикет в принципе не имел шансов стать массово популярным, потому как и у себя на родине был уделом исключительно интеллигенции. Для обеспеченной, спокойной, повседневной жизни американской общины здесь, во Владивостоке, нужны были привычные развлечения, коим и являлись гольф с крикетом. Сложно, конечно, представить сегодня на склонах Орлиного гнезда поля для гольфа, но тем не менее именно так их использовали иностранцы в начале прошлого века. Травы особой не садили, газоны не стригли, наверх особо не лезли, довольствовались тем, что есть. Нанимали корейских детей, которые за одежду, еду и скромное вознаграждение соглашались собирать раскиданные по полю мячики и носить корзины с клюшками. И играли - вдоволь и от души. Все та же г-жа Прей рассказывала родственниками: «Вчера мистер Уолшем, мистер Меррит и я имели честь устроить первую в Восточной Сибири площадку для игры в гольф и поиграть на ней. Мы нашли отличное место на склоне сопки, и, думаю, мы будем играть в полное свое удовольствие».

Наступление Советской власти в нашей стране совпало со временем, когда увлечение спортом приобретало все более массовый характер. К этому времени по всей Европе, Америке и Австралии были созданы национальные ассоциации футбола, тенниса и гольфа. На слуху у всех были хрестоматийные ныне названия турниров US Open, «Тур де Франс» и «Уимблдон», и города вовсю боролись за право называться столицей Олимпийских игр, которые всего лишь за двадцать лет до этого возродил легендарный барон де Кубертен. Это было время, когда спорт становился инструментом борьбы не столько между спортсменами, сколько между государствами и политическими режимами. И пример тому - Чемпионат мира по футболу в Италии, которому так радовался Муссолини, и Олимпийские игры в гитлеровской Германии за год до начала Второй Мировой. Многотысячные спортивные демонстрации на Красной площади - это порождение сталинской диктатуры - затевались тоже не для услады глаз. Через спорт легко объединять людей и демонстрировать миру успех своей реальности.

Несомненным плюсом советской эпохи можно считать распространение самых разных видов спорта в самых дальних уголках страны. Спорт стал доступен любому, что влекло за собой многочисленные победы советских спортсменов в международных соревнованиях, ведь шансы появиться настоящей звезде многократно увеличиваются, если даже в самой глухой деревне у ребенка есть шанс проверить себя.

На спортивной карте Советской страны место приморских спортсменов - особенное. В нашем крае были и, справедливости ради стоит сказать, что они до сих пор есть, виды спорта, в которых приморским спортсменам нет равных. Самбисты, бадминтонисты, яхтсмены по праву считаются лучшими в стране, и во многом потому что есть преемственность и школа. Ученики великих тренеров сегодня передают знания своим ученикам, и в этом - залог победы.

А под занавес хочется вспомнить единственный вид спорта, родившийся во Владивостоке. Самбо, или самооборона без оружия, - система приемов, основанная на традициях дзюдо, выношена Василием Ощепковым и показана миру здесь, у самой кромки Золотого Рога в здании Добровольного спортивного общества. Когда-то он, незаконнорожденный сын сахалинской каторжанки, был отправлен в православную миссию в Киото учить японский язык. Учась прилежно, Ощепков кроме всего прочего сумел поступить в «Кодокан» - школу дзюдо легендарного Кано Дзигоро, а по окончанию стать первым не японцем, получившим пояс борца первой степени. Вернувшись в Россию, Ощепков поселился во Владивостоке, где давал первые в России уроки дзюдо и даже провел первое в истории международное состязание между командами Владивостока и Японии. Ощепков был не только талантливый практик, но и замечательный теоретик. На основе хрестоматийных знаний о дзюдо и собственных наблюдений он спроектировал новый жанр борьбы — самбо. И было это здесь, во Владивостоке. Первые уроки отечественным милиционерам и первые продолжатели этого вида спорта появились у него в этом городе. Сам Ощепков был расстрелян в годы сталинский репрессий, и на какое-то время его имя было забыто, а лавры присвоили другие люди… Но сегодня все вернулось на свои места. И для отечественных самбистов Василий Ощепков - отец-основатель. Для дзюдоистов, включая сами знаете кого, во многом тоже…

…Поздравляем вас с победой российской сборной в чемпионате Мира по хоккею. На примере всеобщей радости от успеха наших спортсменов еще раз видно, как важен спорт для каждого, если дело касается государственного престижа. Это по-прежнему самый первый и самый легкий повод гордиться за себя и всех тех, с кем выпало родиться в одной стране.

Фото из архива Элеоноры Прей, предоставленные ПГОМ им. В. К. Арсеньева.

Текст: Виктор Шалай

Июнь, 2009

Облако тегов: