Только в Париж!

«Париж не изменился. Плас де Вож 

по-прежнему, скажу тебе, квадратна. 
Река не потекла еще обратно. 
Бульвар Распай по-прежнему пригож. 
Из нового - концерты за бесплатно 
и башня, чтоб почувствовать - ты вошь.»
Иосиф Бродский
 
Было очень удивительно… Приехав в Париж, ждешь безумных восторгов. Их нет. Просто милый город, ничего особенного... Гуляешь, гуляешь, все по-прежнему мило и ничего особенного... И через два дня - ничего особенного… Но ты уже без ума от Парижа и хочешь возвращаться туда еще и еще. Или вообще не уезжать из этого загадочного и двустороннего города…
 
Как знаменитый Квазимодо был страшен снаружи, но прекрасен своей душой, так и Париж для меня предстал со своим «горбом» в виде Эйфелевой башни, совершенно не вписывающейся в общий архитектурный фон и другими «изъянами», но при более близком знакомстве - чарующий и незабываемый…
 
Горб Квазимодо 
 
Париж знают почти все, даже те, кто там ни разу не был. В советские времена нам по телевизору любили показывать именно Париж и, конечно, Эйфелеву башню – самую узнаваемую архитектурную достопримечательность Парижа, всемирно известный символ Франции.
Творческая интеллигенция Парижа в частности и Франции в целом была возмущена дерзким проектом Эйфеля, и с самого начала строительства посылала в мэрию Парижа требования прекратить постройку башни. Писатели и художники опасались, что металлическая конструкция будет подавлять архитектуру города, нарушать неповторимый стиль столицы, складывавшийся на протяжении веков. Известно, что в 1887-ом году триста деятелей искусства (среди них Александр Дюма-сын, Ги де Мопассан и композитор Шарль Гуно) направили протест в адрес муниципалитета, характеризуя конструкцию как «бесполезную и чудовищную», как «смехотворную башню, доминирующую над Парижем, как гигантская фабричная дымовая труба», добавляя: «На протяжении двадцати лет мы будем вынуждены смотреть на отвратительную тень ненавистной колонны из железа и винтов, простирающейся над городом, как чернильная клякса.»
Ги де Мопассан регулярно обедал в ресторане на первом уровне башни. На вопрос, зачем он это делает, если башня ему не по душе, писатель отвечал: «Это единственное место во всем огромном Париже, откуда ее не видно».
Я, бесспорно, согласилась со словами Мопассана, увидев впервые эту огромную железную арматуру, возвышающуюся на белоснежном фоне крыш Парижа. Но когда на город спустилась ночь… Обычно подсвеченная золотисто-желтыми фонарями башня за считанные секунды оделась в сказочное сияние, подмигивающее серебристыми огнями. Я взяла свои слова обратно и в душе простила чудовищное безобразие железной конструкции днем - за такое чарующее зрелище ночью! Иногда за не совсем привлекательным фасадом может скрываться нечто прекрасное… И рассматривать нужно всегда с двух сторон.
 
Версаль: до и после закрытия
 
Величественные, покрытые позолотой центральные ворота Версаля распахнули свои объятия только для «специальных» гостей – нескольких десятков человек, собравшихся на приватную вечеринку во дворце самого Короля Солнца Людовика 14-го (как современно звучит «вечеринка» в применении к месту, которому сотни лет!). Крупнейший в Европе дворцово-парковый ансамбль, бывшая резиденция французских королей в городе Версаль, он отличается уникальной целостностью замысла, гармонией архитектурных форм и преобразованного ландшафта. С конца XVII века Версаль служил образцом для парадных загородных резиденций европейских монархов и аристократии, однако прямых подражаний ему не имеется.
В зеркальном зале дворца – самом большом из придворных - стройными рядами выстроились официанты в классических нарядах черно-бордовых оттенков. Стол был сервирован по всем строгим традициям этикета, и обслуживание, полагаю, не превзошел ни один мишленовский ресторан. У каждого из гостей был свой персональный официант, внимательно и угодливо контролирующий движения своегт «подопечного» и наполненность дворцовой посуды. Каждое блюдо, начиная от первого и заканчивая десертом, для всех гостей выносили одновременно, и настолько синхронно все это великолепие ставилось на стол, что официантам, пожалуй, позавидовали бы участники показательного парада Российских вооруженных сил! А когда с главного блюда в мельхиоровой посуде одновременно, как по невидимой команде, снимались крышки, Версальский зал заполнился таким же одновременным и протяжным с придыханием «Ах!»
Мне очень повезло увидеть Версаль, побывав на закрытом празднике одной из крупнейших международных компаний. Согласитесь, это две стороны одной медали – стоять в очереди за билетами час-другой в толпе туристов или свободно прогуливаться на каблуках и вечернем платье по Версалю и любоваться из окон дворцовых покоев садом и работающими фонтанами, которые включили специально для тебя!
 
Макароны и маркетинг
 
Не волнуйтесь, я не перепутала Францию с Италией, и макароны в Париже – это совсем не паста!
Макарон (фр. Macaron) — французская сладость из яичных белков, сахарной пудры, сахарного песка, молотого миндаля и пищевых красителей всех цветов радуги. Обычно делается в форме печенья, а между двумя слоями кладут крем или варенье. Макароны во Франции -традиционный и излюбленный десерт. Каждый найдет свой цвет и вкус этого крохотного и тающего во рту пирожного! 
«Laduree - самая роскошная и вкусная в мире кондитерская, изготавливающая макароны. Одна из первых, где в современном виде они появились. В Laduree всегда 40 сортов пирожных, иногда шеф-повар меняет ассортимент», - так гласит реклама. Но вы, как человек разумный, не совсем доверяющий всему, что написано в туристических буклетах, просто обязаны попробовать и другие макароны!
Поэтому смело проходите мимо километровой очереди туристов, стоящих за пирожными Laduree и направляйтесь в кафе Lenotre. Макароны, изготовленные в этом уютном кафе, покажутся вам самыми вкусными в мире!
 
Там лилии цветут 
 
В один из моих дней пребывания в Париже, я взяла Сitroen (раз уж во Франции – так и авто должно быть местное) и отправилась в маленький французский городок Живерни (Giverny), расположенный между Руаном и Парижем. Там находится дом-музей французского художника-импрессиониста Клода Моне. Здесь он жил с 1883-го года до своей смерти в 1926-ом году, пытаясь вновь и вновь отобразить на своих полотнах, как в зависимости от времени года солнце по-разному освещает сад, который он разбил между домом и рекой. Ехать сюда, чтобы увидеть картины художника, смысла нет. Их вы сможете посмотреть в крупнейших галереях мира, включая Париж. А вот полюбоваться садом, разбитым вокруг дома, и попытаться ощутить, каким же образом Моне удавалось писать не красками, а светом, стоит. Каждый месяц, с весны до осени, сад выглядит по-разному. 
В озере цвели лилии… Именно те, которые так любил и изобразил в своем творчестве великий художник. Над озером склонялись ветви ивы, кувшинки источали нежнейший аромат… В саду высились розовые кусты, маки и пионы. Я была опьянена этими ароматами, лучшими, чем самые идеальные духи, созданные Парфюмером!
В северной части парка (Clos Normand) находится дом художника – деревянный, с зелеными ставнями, выкрашенный в идиллический пастельно-розовый цвет. Комнаты внутри окрашены в разные цвета, в точности такие, какими они были при жизни Моне, а стены по-прежнему украшает собранная самим художником замечательная коллекция японских гравюр, включая чудесные работы Хокусаи и Хиросиге. Сейчас знаменитая студия «Водяная лилия» представляет собой холл музея. Она оформлена репродукциями работ Моне.
Возвращаясь в Париж, моему взору открывались пшенично-маковые поля на фоне голубого неба. Как же это все не похоже на урбанизированный Париж, подумала я…
 
Любовь и смерть Оскара Уайльда
 
Любовь и смерть, добро и зло, черное и белое всегда неразлучны. Потому что часто любовь умирает, иногда смерть рождает любовь, а иногда любовь может жить и после смерти… И могила величайшего писателя Оскара Уайльда на кладбище Пер-Лашез в Париже очень символично отражает не умирающую после смерти любовь. Этот памятник является местом паломничества многочисленных поклонников творчества английского писателя. Каждая женщина считает своим долгом отдать дань памяти писателю, оставив свой поцелуй на его могиле. Таким образом, вся могила Оскара Уайльда перемазана губной помадой.
 
Фонтан мобилей 
 
Фонтан Стравинского, также фонтан Тэнгли — фонтан на площади Игоря Стравинского у Центра Жоржа Помпиду в Париже. Названный именем Игоря Стравинского фонтан состоит из шестнадцати находящихся в движении скульптур (мобилей), размещенных по всей площади фонтана. Тэнгли выполнил черные колесные механизмы из железа, а Сен-Фалль создала яркие авангардные фигуры из полистирола. Фигуры разыгрывают спектакль под лучшие произведения Стравинского, по очереди выпуская струйки воды. Невероятное наслаждение - посидеть в ресторанчике рядом с фонтаном, наблюдая, как ярко-красные пухлые женские губки в фонтане выпускают с разной интенсивностью струйки воды. А малыши, играя с этими струйками, мокрые и счастливые уводятся рассерженными родителями домой. Кому – забава, а кому – волнение. Всегда две стороны…
 
Монмартр наяву 
Конечно, все кто смотрел «Амели с Монмартра» - фильм, заставляющий людей мечтать, с знаменитой Одри Тоту в главной роли, сразу вспомнят Монмартр. Многие места, показанные в фильме, на самом деле существуют, например кафе «Две Мельницы» (ставшее штаб-квартирой почитателей фильма) и овощная лавка, и зеленый садик, где по стрелкам бегал Нино...
Сегодня холм Монмартр высотою 130 метров по старинке называют просто Холм, он остается самым колоритным местом Парижа со своей энергетикой, атмосферой и неповторимой привлекательностью. Церкви и часовни, музеи и галереи, площади и скульптуры, театры и кабаре – все это Монмартр. Живописные улочки, семейные магазинчики, маленькие булочные - здесь есть куда пойти и что посмотреть.
Также на вершине холма находится базилика Сакре-Кер, одна из самых популярных достопримечательностей французской столицы. Взойти на Монмартр можно по знаменитым лестницам или с помощью фуникулера.
В конце XIX века Монмартр привлекал многочисленных деятелей искусства своими невысокими (по сравнению с центром города) ценами. Здесь жили и творили Ренуар, Ван Гог, Тулуз-Лотрек, Утрилло, Аполлинер, Руссо; чуть позже — Пикассо, Брак, Модильяни. Бедные художники и поэты снимали комнатушки в ветхом бараке Бато-Лавуар, где не было света и газа, а был всего лишь один водопроводный кран на пять этажей. Излюбленными местами встреч парижской богемы были бары и кабаре -  «Черный кот», «Мулен Руж» и «Проворный кролик».
На Монмартре столько всего интересного и незабываемого! Бродячий художник всего за десять минут нарисует ваш портрет, и он долго будет напоминать о романтике этого загадочного места. Просто гуляйте, смотрите, наслаждайтесь и возвращайтесь…
 
P.S. Для кого-то Париж – это смерть, потому что «увидеть и умереть», а для кого-то, как для меня, например, он оказался двойственным и не до конца понятным… Может быть, именно эти две стороны одного Парижа заставят меня вернуться туда еще раз и попробовать понять этот неоднозначный город.
 
Текст, фото: Светлана Кузнецова
 

 

Облако тегов: