Учебный век

Разобраться в том, как и где учились наши  прадеды - задача не из легких. Старая, дореволюционная система народного образования была весьма замысловатой. Но ей, как  и любой другой составляющей той жизни, нам сегодняшним оставлено достаточно много.

Взять хотя бы те же здания, чья основательность и эстетика нас неустанно привлекает и радует. И даже зная, что в каком-то из них была женская гимназия, а в каком-то -  реальное училище, мы  не удовлетворены и пытаемся в подробностях представить себе те скрытые от нашей памяти будни, которые могли протекать за их фасадами. И у нас остается вопрос: что же это было за время и что же это были за люди, которым посчастливилось свои школьные и студенческие годы провести в этих старых и по прежнему потрясающе красивых домах?

Долгое время школьное образование в России было прерогативой Православной церкви, так или иначе про это помнят все хотя бы через шутку про «три класса церковно-приходской». Священники действительно были основным и главным, как сейчас сказали бы, педагогическим составом, зачастую они не только передавали ученикам знания, но и содержали на приходские деньги те самые школы. Отсчет истории церковной «монополии» на образование можно вести от XI века, коим датированы упоминания о первом киевском митрополите Святителе Михаиле, уделявшем огромное внимание  делу образования. В источниках по истории школьного дела в России рассказывается о том, как Святитель Михаил призывал к себе учителей, давал им наставления, как нужно учить детей, и советовал всем приспосабливаться на своих уроках к «силам и понятиям» каждого учащегося. Деятельность Святителя Михаила была в полной мере согласована с политикой Святого равноапостольного князя Владимира, велевшего в свое время «поимати у нарочитое дети и даяти на учение книжное». Дети самого князя обучались грамоте и умели самостоятельно читать, а впоследствии один из них, князь Ярослав в 1030-ом году учредил в Новгороде по тем временам достаточно крупное училище на триста человек, многие из выпускников которого после окончания стали священниками.

Вообще на Руси образование хоть и развивалось в существенной связи с византийской традицией, но все-таки  в противовес греческой системе образования имело больше форму государственного института. Среди царей, уделявших образованию большое внимание, был… Царь Иоанн Васильевич Грозный(!), выступивший в 1551 году с инициативой соборного обсуждения образовательного вопроса, ибо «Ученики учатся небрегно» - сетовал Царь. Собор, собственно, помимо всего прочего, пунктом 3-м и постановил «Что бы избранные учителя учили детей страху Божию, соблюдали их нравственную чистоту и целомудрие…» Если помнить про исключительную религиозность прежней России, то такие формулировки и подобные постановления не кажутся бессмысленными или случайными.  

Петровская эпоха, как и в любом другом случае, если это касается истории нашей страны – рубежная. С появлением славяно-греко-латинской Академии, а потом и Школы математических и навигационных наук (помните гардемаринов?) начинается история разделения на Классическое и Реальное образование. Определенный набор предметов отличал их друг от друга, например, изучение древних языков, которые не преподавали в Реальных училищах, и прикладные науки, которые, в свою очередь, очень поверхностно преподавали  в Классических  школах.

В 17-м веке в России появляется такая форма учебного заведения, как гимназии.  Вплоть до октябрьской революции это самый главный институт среднего образования. Гимназии, в свою очередь, могли делиться на женские и мужские, Классические и Реальные и даже имели такую форму как Прогимназии. Это 4-классные учебные заведения, соответствовавшие первым четырем классам обычных гимназий. Здесь могли принимать экзамены на звание приходского учителя и на 1-й классный чин.

Самой известной гимназией Владивостока, пожалуй, можно считать Алексеевскую женскую гимназию, здание которой до сих пор стоит на улице Уборевича, там, где сейчас располагается гимназия № 1. Это строгое и красивое здание в стиле «рационалистического модерна» было выстроено в 1906 - 1908 годах  одним из самых легендарных архитекторов Владивостока Федором Федоровичем Постниковым. Легендарность его, к слову сказать, заключалась в том, что не меньше, чем архитектуру, он любил пожарное дело. Выезжал везде самостоятельно и тушил, тушил, тушил… Отчего, собственно, и умер. Но это, как говорится, совсем другая история.

Вернемся к гимназии. Она была женской, хоть и носила имя Цесаревича Алексея, а это значит, что предназначалась она для девочек всех сословий и вероисповеданий и состояла из приготовительного, семи основных классов и  восьмого педагогического. Первые три класса составляли прогимназию и могли существовать как самостоятельное учебное заведение. Окончившим семь классов выдавали аттестат на звание учительницы начальной школы, окончившим восемь классов — домашней учительницы, а получившим при этом медаль — домашней наставницы.

Самым известным начальником, вернее, начальницей Алексеевской гимназии была Анна Гавриловна Теляковская, проработавшая в ней более двадцати лет. Тем из читателей, кто часто отдыхает в Южном Приморье, известен мыс, названный в честь ее, к сожалению, рано ушедшего супруга -  морского офицера Теляковского.  Анна Гавриловна полюбилась горожанам сразу, она привлекала людей добротой и отзывчивостью, и всему городу были известны ее старания по сбору средств в помощь, как тогда говорили, недостаточных учениц. Кстати, одной из премий для беднейших учениц гимназии была премия имени  того самого архитектора Постникова, деньги на которую выделяла Городская Управа. Кроме того, многочисленные благотворительные кружки и балы, проводимые Анной Гавриловной, не могли оставить безучастными многих сострадательных граждан. 10-летие начальственной деятельности г-жи Теляковской, которое пришлось на 1912-й год, город отмечал торжественно. В местной прессе писалось о ее многочисленных заслугах, среди которых особенно выделялось  то, что во времена революционных погромов 1905-1906 годов Анне Гавриловне удалось спасти и сохранить в целости документы и деньги гимназии, а так же уберечь гимназию от распада.

Кстати о благодарности. В школах и гимназиях дореволюционной России благодарность покровителям или, как в случае с частными школами, учредителям выражалась в том, что в классной комнате должен был непременно висеть его портрет.

На Океанском проспекте, аккурат под боком у администрации города, стоит скромное и беспощадно надстроенное здание, в котором до последнего времени находилась библиотека им. А. А. Фадеева. В истории города это здание известно как городская женская школа имени Николая Петровича Черепанова или попросту «Черепановская школа». Сам  Николай Петрович был первым в нашем регионе окружным судьей и, к сожалению, рано скончался. Его благородная сестра Лариса Петровна сделала городу пожертвование, которое городская дума приняла и постановила: «Принять пожертвованное городу Л. П. Черепановой принадлежащее ей во Владивостоке имущество на Китайской улице (Океанский проспект) в 12-м квартале под № 176 на предложенных ею условиях. Открыть в доме школу имени Н. П. Черепанова согласно желанию жертвовательницы, причем, на содержание школы в случае недостатка дохода от имущества давать средства от города.  Просить Л. П. Черепанову принять на себя  звание пожизненной почетной попечительницы школы и просить ее прислать для школы портрет ее и ее брата. Прием имущества поручить Управе».  

В пожертвованном здании открыли приходское женское училище, которое через три года переехало в новое, выстроенное на этом же месте здание. Через несколько дней после открытия Лариса Петровна получила телеграмму следующего содержания: «Санкт-Петербург. Л. П. Черепановой. Вчера освящено здание школы имени Вашего покойного брата. Приношу свои поздравления и благодарность за щедрый подарок. Фотографию школы вышлю. Городской голова Циммерман».  Школа была 4-классной с отделением рукоделия. Именно это отделение и прославило школу на весь округ. Журналист писал: «… Девочки 5-ти и более лет представили на выставке массу роскошно исполненных вещей. И это было при условии занятий только два часа в неделю для каждого отделения… Есть проект преобразования Черепановской  школы в специальную школу женского рукоделия. Безусловно, такая школа была бы кладом для города и края и многим дала бы возможность  научиться женскому рукоделию, минуя мастерские… Чертежи, исполненные малышами низшей школы, чистота, тщательность и красота работ -  удивительные….».

Рассказывать о владивостокских школах можно много. В истории каждой из них есть пара-тройка красивых историй, если не преподавательских, так ученических, если не про начальника, так про благотворителя, а в некоторых так и все сразу. Одна только история Анны Феропонтовны Салмановой чего стоит. В ее некрологе писали «…Материальных благ из созданного ею дела не извлекла…, ибо после смерти не оказалось денег даже на похороны…» А между тем Анна Феропонтовна в 1911-ом году создала сначала детский сад, который впоследствии  преобразовала в школу, потом в прогимназию, а затем и в полную гимназию, подарив ее городу.  На все про все ушло одиннадцать лет. Вот так. Оказывается, оставить о себе добрую память  - труд долгий и усердный.  Единственное, до чего дослужилась Анна Феропонтовна, это то,  что гимназия стала носить ее имя, а в тот же некролог поместили слова: «…Вы же, учащиеся  и учащие, проходя мимо могилы, преклоните колена, ибо эта скромная женщина всю жизнь свою отдала вам».  Кому-то такая благодарность покажется недостаточной, кому-то - смыслом жизни. Уверены, вторых будет в разы меньше.  

Если вернуться к тому, с чего мы наш рассказ начинали, стоит резюмировать, что во все времена ничего так не способствовало успешному обучению так же, как личный пример. В чем бы он ни заключался. В самопожертвовании, милосердии или… школьных занятиях по физкультуре… Так и живем.

 

Текст: Виктор Шалай

Ноябрь, 2008

 

Облако тегов: