За счастьем – на край света

С городами как с людьми. То, какими мы видим себя изнутри, не всегда совпадает с тем, как видят нас окружающие. Они имеют право воспринимать так, как считают нужным, и, если вслушаться в то, что говорят другие, можно посмотреть на себя с той стороны, с которой смотреть никогда в голову не приходило…

На вопрос, почему она так привязана к  Владивостоку, современная фламандская художница Кристин Стил отвечала:  «Еще в юности я прочитала в газете репортаж про маленькую девочку, которая ушла из дома. Она оставила родителям записку, объясняя, что в их суровом взрослом мире она жить больше не может  и поэтому в поисках счастья уходит на край света, туда, где хорошо и спокойно – во Владивосток. Когда стало возможным  посетить эту страну,  я  долго не выбирала, заранее зная, куда нужно двигаться в поисках счастья. Я отправилась на край света. Во Владивосток».

Действительно, почему бы  ни поехать во Владивосток в поисках, например, любви? Он находится так далеко, что даже если поиск не увенчается успехом, назвать поездку бесполезной язык не повернется. К тому же дорога - это всегда попутчики, встречи с которыми порой весьма судьбоносны. История знает тому немало примеров…

На волнах вдохновения

Макс Авельевич Кюсс, будучи только что назначенным капельмейстером 11-го Восточно– Сибирского стрелкового полка, расквартированного во Владивостоке, отправился в этот город весной 1907 года. В том же поезде на главную базу Сибирской военной флотилии направлялась жена командира одного  из батальонов вышеназванного полка, Вера Яковлевна Кирилленко. Их знакомство началось на петербуржском вокзале, переросло в дружбу за время дороги длинною почти в месяц, а в итоге выросло в чувство, не дававшее никому обязательств, но питавшее их обоих вдохновлявшими, дававшими силы жить мыслями и переживаниями. Это был роман в лучший традициях своего времени,  с должной высотой  и тонкостью, изяществом  и деликатностью.  Свой самый знаменитый вальс «Амурские волны», написанный во Владивостоке в 1909 году, Макс Кюсс посвятит Вере Кирилленко, о чем публично признается перед почтенной публикой в день презентации, а потом и  перед всем городом, разместив на вышедших в продажу нотах ее портрет. Этот вальс играли в немногочисленных скверах и парках небольшого Владивостока, в Адмиральском саду, в сквере у Офицерского Собрания, на оркестровой площадке сада «Италия». Последний, кстати сказать, был почти пригородом, потому что располагался на Чуркине,  дорогу на который иначе как приключением не назовешь. Главным средством передвижения по бухте были маленькие водные такси, китайские одновесельные  лодки «юли-юли». Спускаясь по Петра Великого в сторону Адмиральской пристани, статные офицеры под руку с барышнями выходили к стоянке лодок,  усаживались и отправлялись на противоположный берег Золотого Рога, где по выходным играл оркестр, в буфете подавали газировку с пирожными, а тенистые аллеи с гуляющими парочками казались самым романтичным местом в мире.

Несчастная любовь во счастье

Дмитрий Карбышев, офицер императорской армии, уволенный за укрывательство революционно настроенных солдат, переживал в это время один из самых сложных периодов своей жизни. Будучи блестящим специалистом и порядочным человеком, молодым и очень перспективным, отвоевавшим на фронтах Русско-Японской и получивший за это пять орденов, он блуждал по узким улицам Владивостока без работы и средств к существованию, не пожелав согласиться с мнением начальства по поводу своего лояльного отношения к вольнодумствующим подчиненным. Он давал объявления  о выполнении чертежных работ, которыми добывал деньги на скромную жизнь, мечтал о Николаевской инженерной академии, скучал по армии, а еще… был влюблен. Он сам говорил об этом, вспоминая два года жизни во Владивостоке как время, когда любовь служила не только тяжелым испытанием, но и главным стимулом для того, чтобы жить и двигаться дальше.  Вскоре как талантливого офицера его позовут обратно в армию - город укреплялся и рос, нуждаясь в специалистах. Карбышев успеет спроектировать и построить знаменитые Красные казармы, великолепный военный городок в районе Раздольного. А потом все же поступит в Инженерную академию, которую закончит с блеском, сдав на отлично дипломный проект под названием «Модернизация крепости Владивосток».  О любовной истории во Владивостоке упоминаний почти нигде не останется, кроме биографии генерала Карбышева, написанной уже после Великой Отечественной. В ней про любовь - одной строчкой, но, учитывая особенности времени и многоступенчатую цензуру, можно предположить, что сей факт в жизни генерала занимал более чем значительное место, иначе упоминаний о нем никто бы ни позволил... 

Не знаешь, где встретишь...

Говорят, среди владивостокской молодежи самым популярным местом признаний в любви была расположенная тогда за городской чертой речка рядом с ипподромом. Прямая и спокойная, она до сих пор впадает в Золотой Рог в районе Луговой, хотя ее название с содержанием сегодня  решительно не совпадает. Речка Объяснения в наши дни, увы, никак не может претендовать даже на шанс присутствовать в числе романтичных мест города. А раньше и лодки напрокат сдавали, и рыба на нерест заходила, и деревья в изобилии делали берега тенистыми, а значит удобными для различных форматов объяснения в любви.  Хотя кому удобно, а кому и не очень. Вопрос сердечный – вопрос щепетильный. Во-первых, никогда не знаешь где тебя это чувство «накроет», во-вторых, не факт, что хватит сил в нем признаться. Вот Штирлиц (Исаев), например, свою любовь встретил в гостиничном ресторане. Если верить Юлиану Семенову, литературному отцу данного персонажа, произошло сие событие в ресторане отеля «Версаль» во Владивостоке, в неспокойные, но интересные годы Гражданской войны. Исаев, как известно, свою карьеру начинал именно здесь, о чем Центральная киностудия имени М. Горького сняла исключительно красивый фильм под названием «Пароль не нужен». 

Я не могу без него

В этом же отеле, до сих пор сохранился номер, где прошел очень короткий, но  предельно искренний владивостокский период  потрясающе романтичной истории любви адмирала Александра Колчака  и его возлюбленной Анны Тимиревой. Об их романе написаны книги и даже снят  художественный фильм. Он -  удивительно талантливый человек, за плечами которого арктические экспедиции и награды за научные достижения, морские баталии и ордена за блестящие победы, командование флотами, карьера адмирала.  Она  -   дочь известного музыканта, вышедшая замуж за князя Тимирева. У него впереди тяжелое бремя войны и горечь поражений, у нее – простая роль разделять с ним все, что происходит. Когда Верховного правителя России доставят в иркутскую тюрьму, она попросит большевиков: «Арестуйте и меня тоже. Я не могу без него жить». Ей было 26 лет, и она не скрывала чувств. Он был на двадцать лет старше  и, заранее зная, что обречен,  берег ее, отрицая на допросах их отношения. После расстрела Адмирала Анна Тимирева проживет еще пятьдесят лет, тридцать из которых проведет в тюрьмах. К концу ее жизни имя Адмирала будет тысячу раз проклято и растоптано миллионами подошв, но, даже будучи четырежды арестованной, она не сможет позволить себе стыдиться и скрывать, что любила его, рассказывая сокамерникам истории про Адмирала-полярника, открывшего Северный морской путь;  Адмирала-ученого, именем которого назван остров, ученика самого Нансена; Адмирала-военного, которого за честность и порядочность боготворили офицеры; Адмирала-патриота, согласившегося на участь Верховного правителя.  

Мы не помним начала, да и о конце пути можем только догадываться. О том, зависит ли то, что найдем, от того, куда направляемся, каждый ответит сам. Может быть, все уже предрешено, и тогда только и нужно, что идти своей дорогой, куда бы она ни вела: на Запад, на Север, на Восток… во Владивосток. В пути мы можем найти все, что угодно, как впрочем, и потерять, заранее про это не зная. Во всем хитросплетении жизненных конструкций у этого Мира к нам есть единственное условие -  желание быть счастливыми. Для этого собственно мы и живем… в постоянном поиске  Счастья…

Текст: Виктор Шалай

Февраль, 2008

 

Облако тегов: