Джиа Мари Каранджи. Слишком дикая, чтобы жить

«Слишком красивая, чтобы умереть. Слишком дикая, чтобы жить…» Эти слова стали не только эпиграфом к фильму о Джии Каранджи, но и, по большому счету, лейтмотивом всей ее безумно талантливой, безумно яркой и такой безумно недолгой жизни…

У нее было особое предназначение. Ведь она умела… играть. Разные роли - перед фотокамерой. И играла вдохновенно. Сейчас в модельном бизнесе это кажется таким… естественным – азы профессии! Но кто-то всегда бывает первопроходцем.  В мире супермоделей эта миссия выпала Джии Мари Каранджи. Благодаря ей  на страницах модных журналов стали появляться не только блондинки, но и брюнетки, а фотографии – впервые в истории фотоискусства! – словно начали оживать… Вглядываясь в них сейчас, спустя десятилетия, мы видим то ангельски чистый взгляд, лукавую усмешку юной проказницы, то дерзкий вызов женщины-вамп, такой провокационный, что захватывает дух от непонимания: и это – одно лицо? Как, ну как человек способен так перевоплощаться?..  Перевоплощаться, растворяясь и восставая перед фотообъективом вновь и вновь…

Из дневника Джии Мари Каранджи: «Почему все говорят «мне надо идти», когда мне надо, чтобы они остались?..»

Она родилась в Филадельфии в 1960-ом году. Умерла… там же, через двадцать шесть лет. В эти недолгие годы уместилось столько всего, что хватило бы, пожалуй, на пять жизней, если в каждую прихватить по стандартной охапке счастья и стандартному кусочку горя. Джии выпало одной нести свой крест.

Отец занимался бизнесом, мама – воспитанием дочери. Похоже, это оказалось нелегким делом: когда Джии исполнилось одиннадцать, мать ушла из семьи. Этот поступок, видимо,  наложил отпечаток на всю последующую жизнь девочки: ощущение недолюбленности  и нелюбимости преследовало ее постоянно, вместе с ней поднявшись  на самую вершину славы, успеха и признания, потом – на самое дно, откуда выхода уже не было и быть не могло. 

Из дневника Джии Мари Каранджи:  «Вы должны стараться дисциплинировать себя, потому что после определенного возраста никто не будет делать это за вас…»

В восемнадцать лет она встретилась  с Нью-Йорком… И покорила его - с полувзгляда, попав под покровительство владелицы модельного агентства  Вильгельмины Купер и  сумев буквально за три месяца работы стать одной из наиболее востребованных моделей Америки. Знакомство с именитыми фотографами сулило Джии блестящую  модельную карьеру.  И она случилась…      

Сногсшибательные фотографии Джии заполонили модные журналы: в течение пяти месяцев она появилась на обложках американского, британского, французского и итальянского Vogue и дважды на обложке американского Cosmopolitan… Кстати, вторую обложку – фото чувственно-соблазнительной Джии в желтом купальнике в греческом стиле  – признали лучшей за ее модельную карьеру. Скандал  в модном мире произвела феерическая фотосессия Криса фон Вангенхайма 1978-го года, который запечатлел нагую Каранджи. Так рождалась легенда. Совсем скоро юная Джиа Каранджи стала очень  богатой (10 000 долларов за съемку) и очень знаменитой.

Однажды и навсегда к ней пристала приставка «супер». Супермодель Джиа Каранджи - модель, которая не просто демонстрирует одежду, а создает образ, обыгрывает ситуацию, представляет характер брэнда. В мировом модельном бизнесе существует только она: желанная, неповторимая, яркая…

Из дневника Джии Мари Каранджи:  «Я благодарю Бога за то, что я красива; если я смотрю в зеркало и нравлюсь себе,  значит я выгляжу хорошо...»

Почувствовав себя звездой, Джиа стала активно ей соответствовать. Пропускала массу предложений в своем плотном графике, ничем не мотивируя свое нежелание сниматься, опаздывала на съемки или не появлялась вообще, а приезжая на фотосессию вовремя, могла развернуться и уйти со съемочной площадки, если, к примеру, ей не нравились прическа или макияж…  Ее раздражительность, вспыльчивость «из-за ничего» и часто перерастающая в истерики импульсивность вошли в привычку.

Работать с Джией становилось проблематичным. Стали поговаривать, что Каранджи, частая гостья знаменитой свободными нравами «Студии 54», употребляет наркотики. И эти слухи  не замедлили подтвердиться.

Богатая (заработанные деньги она тратила на наркотики) и теперь уже скандально знаменитая, окруженная куражащейся толпой  малознакомых людей, Джиа по-прежнему чувствовала себя невероятно одинокой и нелюбимой. «В этом городе все ищут секс, наркотики и деньги, - писала она в своем дневнике ощущения, которые сопровождали ее день и ночь. – Все видят красоту, но никто не видит боли…» Личная жизнь не складывалась. Она влюблялась в женщин и не скрывала этого. Ей отвечали взаимностью, которая не могла длиться долго. Много позже модель Джули Фостер вспоминала, как однажды ночью к ней пришла Джиа: «Ей просто хотелось, чтобы кто-нибудь ее обнял. Это было очень грустно…»

Вскоре все вокруг уже знали о том, что Джиа сидит на героине. Модель не делала из этого тайны, употребляя наркотики прямо в студии. Но фотографы – ради заветного снимка! – предпочитали закрывать на это глаза, пока не разгорелся скандал: на фотосессии  в ноябрьском Vogue 1980-го года на руках Каранджи явственно видны следы от многочисленных  уколов. Спустя каких-то три месяца она исчезла из модельного мира Нью-Йорка…

Все дальше и дальше Джиа уходила и из реального мира. Родные поместили ее в реабилитационную клинику для наркоманов. Но девушка срывалась снова и снова, разрушая и уничтожая себя, свою внешнюю красоту и внутреннюю сущность…

Из дневника Джии:  «Мир кажется основанным на деньгах и сексе... Я ищу лучшие вещи: счастье, любовь и заботу...»

 «Всплеск» желания жить случился в конце 1981-го года: Каранджи, настроенная на избавление от пагубного пристрастия, стала активно бороться за себя, прибавила в весе, вернулась в Нью-Йорк, устроилась в модельное агентство, которое подписало договор на свой страх и риск: Каранджи так и не позволила агенту взглянуть на ее руки, спрятанные под длинными рукавами рубашки. Тем не менее, она стала работать, пытаясь  доказать, что крест на ее карьере ставить рано. Но… ничего не получалось. «Необыкновенный дух ушел из нее…» - слова Франческо Скавулло, пытавшегося снять ее для обложки Cosmopolitan, оказались истиной. А руки Джии были спрятаны за  спиной…

В передаче «Истории о супермоделях», которая была снята в 1982-ом году, Джиа Каранджи заявила, что больше не употребляет наркотики. Спустя несколько дней ее агенту позвонил фотограф, который работал с Каранджи в студии: «Она уснула перед камерой и обожгла себе грудь сигаретой…» Вскоре Джии потребовалась операция на руке: многочисленные уколы в одно и то же место привели к инфекции. А еще спустя пару месяцев она была поймана с поличным на фотосессии.  Карьера супермодели была закончена.

Закончились и деньги. А наркотиков требовалось все больше и больше. Шесть месяцев Джиа  Каранджи - по настоянию родственников – провела в реабилитационной клинике. Выйдя, она стала продавать джинсы, потом устроилась кассиром в универмаг, стала учиться на курсах в колледже, интересовалась фотографией и кино… А потом исчезла.

Родные не скоро нашли ее. Джиа продавала мужчинам свое некогда прекрасное, а ныне покрытое язвами тело, чтобы купить наркотик, которого с каждым днем требовалось все больше и больше. Над ней издевались, били, насиловали и снова издевались, и снова били…  Всего лишь пять страшных лет разделяло ее от той совершенной модели, американской мечты, что приводила в восторг сотни тысяч людей по всему миру…

Из дневника Джии Мари Каранджи: «У меня три раза была передозировка. Почему бог спас меня тогда?..»

Умирала она на руках у матери. Сперва началась сильнейшая пневмония, затем, после детального обследования, врачи вынесли страшный диагноз: СПИД. Ее поместили в отдельную палату, куда не пускали никого, кроме матери. В последние месяцы жизни дочери она постаралась подарить ей все, чего Джии так не хватало с детства: внимание, заботу и любовь.  На двери ее палаты она прикрепила портрет Иисуса. Он… не помог: Джиа с каждым днем чувствовала себя все хуже и хуже. Она хотела снять сюжет – рассказать подросткам о наркотиках. Но не успела… За четыре недели до смерти Каранджи поместили в изолятор. 18 ноября 1986 года Джиа Мари Каранджи умерла. Когда санитары перемещали ее тело на каталку, чтобы отвезти в морг, спина ее разломилась надвое. Джиа стала одной из первых женщин, причиной смерти которой был открыто назван вирус иммунодефицита.

Хоронили 26-летнюю Джию в закрытом гробу. О том, что знаменитая на весь мир супермодель умерла, большинство людей узнало только через год…

Из дневника Джии Мари Каранджи: «Жизнь и смерть. Энергия и покой. Если я остановилась сегодня, это все же того стоило, и даже ошибки, которые я сделала и которые я бы исправила, если бы могла, боль, что сжигала меня и оставила шрамы в моей душе  - это все стоило того, что бы мне позволили идти туда, куда я шла: к этому аду на земле, к этому раю на земле и обратно, внутрь, под, между, сквозь них, в них и над ними…»

Спустя двенадцать лет после сметри Джии Мари Каранджи на экраны США вышел фильм «Джиа». Роль супермодели сыграла Анджелина Джоли, которая очень долго не соглашалась на это предложение, ссылаясь на то, что жизнь Джиа была слишком похожа на ее собственную...